В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Разговор госпожи Даверциан с Тери Эгейлом про артефакты и амулеты


Разговор госпожи Даверциан с Тери Эгейлом про артефакты и амулеты

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Место действия: Акрилон, дом декана Ригура.

Участники: Исабэль Даверциан, Тери Эгейл.

Исходные данные (одно-два предложения): памятуя о своём обещании поделиться с воспитанницей Ригура своими впечатлениями о действии Чёрного Хлыста, Тери приходит днём поговорить с госпожой Исабэль...

http://se.uploads.ru/lQjzu.jpg


- Где госпожа Даверциан? - спросил Тери у Вереста.

- Она в библиотеке, - ответил тот, с одобрением осмотрев разведчика.

Сегодня Тери выглядел лучше. Он успел вымыться и отоспаться, плотно позавтракать и прогуляться, пока провожал Лар в гостиницу. Так что от него ничем посторонним не пахло, тёмно-рыжая шевелюра, чистая и причёсанная, казалась светлее и ярче (наверное, более тёмный оттенок накануне ей придавала грязь), а глаза Тери уже не казались такими запавшими.

Отыскав в запутанном лабиринте Рысьего дома библиотеку, Тери постучал, и тут же вошёл, с порога поклонившись девушке.

- Доброго вам дня, госпожа Даверциан! - поздоровался он, и прошёл внутрь хорошо знакомого помещения. - Уже не помню, когда в последний раз заходил в эту библиотеку. Здесь ничего не изменилось.  - Он перестал крутить головой и принюхиваться, и посмотрел на Исабэль. - Хотя, я не прав: здесь поселился ваш аромат. Простите за назойливость, но очень хочется спросить: вы достаточно поправились, чтобы проводить много времени с этими книгами?

Он не торопился говорить о деле, считая, что с порога заводить темы о Гиеньих Хлыстах не следует. Может быть, госпожа Исабэль не была расположена прямо сейчас вспоминать о ночном разговоре.

+5

2

Разумеется, теперь ни о каком отдыхе не могло быть и речи. Другое дело – присесть в своей комнате за стол и попытаться наспех законспектировать детали снов, пока это позволяет память. Даверциан даже покусывала губы, умело рисуя перстень. Он был ей почему-то смутно знаком – то же абрис головы оскалившегося волка не единожды встречался девушке на жизненном пути, более того, на белом поле герба ее дома красуется почти такая же «жизнерадостная морда». Несколько вопросов одновременно мучали девушку – почему сон про кубок и вино так настойчиво повторяется почти каждую  ночь и, в конце концов, кто же обладатель этого перстня?..

На рассвете Из наконец-то отложила бумаги и посетила купальню, затем вновь заплела косу; Аурика принесла ей легкий, но вкусный завтрак, после которого, шурша по коврам темно-синим, почти фиолетовым льном узкого домашнего платья и прижимая  к себе крепче свои дневники и тетради, девушка направилась в библиотеку. Ей стоило подготовиться к будущему визиту в тюрьму Ордена Хранителей Равновесия, но Эль не была бы собой, если бы не нацелилась попутно на пару уже изученных томов за время пребывания здесь – они касались магии артефактов и амулетов.

Библиотека встретила гостью привычной тишиной, полумраком, полюбившимися ароматами старой бумаги и расплавленного воска от свежих свечей. Верест по обыкновению растопил для Исабэль камин,  приоткрыл ставни и удалился. Время летело незаметно – или замедлилось настолько, что стало ощутимым на вкус, как тягучая патока. Впрочем, кареглазая не забывала посматривать на небольшие солнечные часы, что были установлены на постаменте под одним из окон.

И все же ее отвлекли. Когда дверь отворилась, и вошедший посетитель в несколько шагов преодолел расстояние до стола, за которым удобно устроилась темнокосая, она приветственно кивнула:

- Дон Тери! Рада видеть! Прошу, называйте меня по имени. Мы ведь оба в Ордене. – Пальцы коснулись светлой кожи в V-образном вырезе платья, меж ключицами – гексаграмма уже  никогда отсюда не исчезнет. На комментарий относительно самочувствия Из уверенно вскинула янтарный взгляд. – Благодарю за беспокойство, я в полном порядке. – Та же рука, что касалась знака, приподнялась, демонстрируя кольцо с кроваво-красным камнем.

Помедлив и приглашающе указав на свободный стул, Исабэль улыбнулась гостю.
- Вы ведь пришли для разговора о Черном Хлысте, не так ли? – Теперь обе руки легли на широкую столешницу, пододвигая к себе ближе толстый, основательно потертый том в багряной коже переплета под наименованием «Известные амулеты и их свойства» и собственные записи Даверциан.

Перевернув страницу с описанием сновидений, девушка открыла дневник на закладке «Амулеты», где выкладывала добытую из книг теорию вперемешку с собственными наблюдениями. Кольцу Старшего Судьи было отведено уже с добрый десяток страниц.

Далее пошла закладка «Артефакты кланов». Открыв чистый лист, Эль коснулась его тонкими пальцами и перевела взгляд на Лиса. Солнечный ветер, пыль, железо…

Тишина вокруг приглашала к умиротворению, но Волчица чувствовала, как в разведчике кипит, бурлит и неистовствует жажда. Вперед, не останавливаясь, не сдаваясь. "Это будет занимательно…"

-  Вы пришли очень вовремя, на самом деле. – Еще одна улыбка. – Слова дона Вакада разожгли мой интерес. Знаете ли, в теории, - короткий взгляд на стеллажи, - все описано крайне сухо и бесстрастно, иногда еще и скудновато для такой любительницы деталей, как я. Не многие исследователи хотели бы испытать действие артефакта клана Гиен, чтобы затем подробно изложить свои ощущения для науки. – Она тихо рассмеялась. – Да и сначала нужно было бы найти  сам Хлыст – а это тоже весьма непростая задача.

Отредактировано Исабэль Даверциан (2015-02-04 14:02:11)

+6

3

Тери засмеялся в ответ.

- Не только Хлыст, - заметил он. - Нужно было бы ещё найти Гиена, который согласился бы участвовать в эксперименте, потому что ни один человек из других кланов не может использовать силу этого артефакта. Хотя и может поддаваться на его воздействие.

Тери прошёлся вдоль стеллажей с книгами, задумчиво касаясь пальцами знакомых корешков. Ему было приятно вновь очутиться там, где они столько раз беседовали с господином Ригуром, где он получал ответы на множество вопросов и разрешал свои недоумения. Наконец, он повернулся к девушке и заложил руки за спину.

- Когда я проходил обучение в Ордене, я в силу своих способностей как раз занимался подробным изучением воздействий артефактов и амулетов, - поведал он. - Дело в том, что в день совершеннолетия, когда я проходил испытание Белых и Чёрных весов, во мне открылась способность чувствовать малейшее нарушение равновесия. Благодаря этому я могу обнаружить артефакт или амулет ещё до того, как они начнут действовать. Особенно это важно, когда имеешь дело с амулетом, который может причинить вред. - Тери снова прошёлся вдоль полок и потёр за ухом, сосредотачиваясь. - Мне сложно что-то объяснить, если я не начну с самого начала. Надеюсь, вы не обидитесь на меня, если некоторые вещи, о которых я буду говорить, вам и без меня давно известны.

Он посмотрел на свободный стул, но так и не присел, предпочтя остаться на ногах, словно должен был прочитать лекцию. В целом, так оно и было.

- Вы знаете, что артефакты и амулеты сильно отличаются как по своему происхождению, так и по воздействию, - начал он. - Амулет - это по сути некий предмет, или вещество, которое обладает спонтанной магический силой. Амулеты образуются сами по себе, ими могут быть камни, определённые виды растений, жидкостей, зубы и волосы животных - всё, что угодно. Подавляющее большинство амулетов находят на границах с Пустошами, где охраняющая сила Талисмана сталкивается с враждебной силой Пустошей. Артефакты, в отличие от амулетов, изготавливались людьми для конкретных целей. При этом для их изготовления использовался материал, способный накапливать в себе магию. Чаще всего такие материалы тоже находили на Великих Пустошах. Все артефакты можно условно поделить на две разновидности: "доноры" - накапливающие магию, которую они потом отдают для восстановления равновесия, и "сенсоры" - чувствующие и показывающие отклонения в равновесии. Обычно такими терминами не пользуются, говоря проще: "дарящие" и "чувствующие". "Дарящие" - наиболее сильные артефакты. Например, Кольца Медиков - один из самых мощных артефактов, способны накапливать в себе и передавать магическую силу тому человеку, внутреннее равновесие которого нарушено из-за болезни, раны или воздействия враждебного амулета. - Тери перевёл дух, но не остановился и продолжил: - То же можно сказать об артефакте Медвежьего клана - Большом Плуге. Когда во время бедствий, засух и голода сама почва теряет равновесие - Большой Плуг отдаёт свою силу и восстанавливает плодородные свойства почвы. А вот Золотая Чаша - совсем иной артефакт, она реагирует на нарушение равновесия в самом человеке. Вы знаете, что ложь нарушает равновесие, а правда - восстанавливает. Если человек говорит правду - Чаша никак не реагирует. Ничего не показывает. Если человек врёт - Чаша сопротивляется нарушению равновесия, ещё больше нарушая его в самом человеке, говорящем неправду, потому что получается, что они как два взаимосвязанных сосуда: что в один наливается, то и в другой протекает тоже. Чем особенно интересна чаша? Человек часто выдаёт желаемое за действительное и сам не чувствует своей лжи, а Чаша чувствует. Любой артефакт сам по себе - это не зло и не добро. Зло и добро - в человеке, который его использует. И это касается всех артефактов, в том числе и Чёрного Хлыста.

Тери замолчал, предоставив девушке возможность обдумать то, о чём он говорил, прежде чем продолжить свой подробный экскурс.

Отредактировано Тери Эгейл (2015-02-04 17:35:56)

+5

4

Пока Тери говорил – Исабэль слушала, глядя на него и время от времени кивая. Краткий экскурс не оказался для Даверциан чем-то новым, но добавил пару штрихов в ее восприятие Равновесия, как дополняющие мазки на общую картину. По окончанию монолога Волчица согласно кивнула:

- Превосходный обзор, дон Тери... Для разведчика Ордена, который давно не заглядывал в библиотеку, Вы прекрасно разбираетесь в тонкостях сути Равновесия.  – В контральто ощущалось уважение.  Девушка сплела пальцы, укладывая их на раскрытые чистые листы дневника. Ей хотелось расспросить именно про действие Хлыста, но торопиться было никак нельзя – атмосфера происходящего поглотила Эль целиком. Атмосфера теоретических изысканий, нетерпеливая по своей сути. И в то же время осторожная, прощупывающая.  – И те сведения, о которых Вы мне только что рассказали, я уже встречала на здешних полках.

Она замолчала на миг; тишина прерывалась лишь их дыханием и тихим потрескиванием поленьев в камине.
«Может быть… стоит ему довериться?..»

- Вы напомнили мне о свойствах амулетов и артефактов. Если позволите – я кое-что уточню. – Так как Лис остался стоять, то пытливый взгляд карих глаз достался ему снизу вверх. – Магия в этих предметах восстанавливает или – грубо говоря – контролирует равновесие. Сохраняет баланс. - Выдох с ее стороны, бесшумный и тихий. - Но существует так называемая обратная связь. Использование того же Черного Хлыста в первую очередь преображает его владельца. Не так ли?

Вновь промедление – и девушка встала, обходя стол по кругу и скользя кончиками пальцев по отполированной деревянной поверхности. Остановившись у камина, она сплела руки на груди и вновь посмотрела на Эгейла.

- Впрочем, зачем далеко уходить? Вы обрели способность  к распознаванию артефактов и амулетов после испытания Белых и Черных весов. То есть – Вы изменились. – Она понимала, что Тери может не совсем верно понять ее рассуждения, поэтому попыталась войти в подробности. – Что-то определенно качнуло Ваше равновесие, появилась обратная связь с ним через это самое распознавание нарушений.

Эль машинально разомкнула руки и принялась, не осознавая этого, вращать кольцо Ригура на пальце, глядя при этом на Тери.
- То же самое я имела в виду, спрашивая про Черный Хлыст. Дон Вакад настаивал на том, что ничего не меняется, если все по доброй воле и так далее… Мне кажется, это не так. – Исабэль упрямо качнула головой, точно споря с кем-то невидимым. Коса черной змеей скользнула по вырезу платья. – Что-то остается в нас самих после пользования магией. Называйте это остаточным действием… я не знаю. – Перехватив взгляд Рыжего Лиса, Даверциан чуть зарделась. – Простите. Это моя теория, я должна еще найти ее подтверждение.
«Оно ведь существует… но кто тебе поверит?..»
- Так что Вы вправе не соглашаться или посчитать ее несущественной.

+6

5

- В таких областях, как наука о Равновесии, нет ничего несущественного, госпожа моя, - заметил Тери. - Но я вряд ли смогу чётко ответить на ваши вопросы. Я могу лишь рассказать о явлениях, которые сами по себе способны что-то вам подсказать. Вот вы только что сказали о балансе. Позвольте мне на этом немного остановиться: большинство амулетов баланс нарушают, не зависимо от наших желаний и устремлений. Такова специфика их действия. Артефакты - другое дело, в случае правильного использования артефакта человеком баланс сохраняется. То есть, сохранение равновесия - целиком во власти человека. Это принципиальное отличие артефактов от амулетов.

Он не глядя взял с полки первую попавшуюся книгу и посмотрел на обложку. Удовлетворённо кивнув, поставил её на место и посмотрел на Исабэль.

- Несгораемая бумага из травы-амулета, - объяснил он. - Внешне она не отличается, я просто её почувствовал, по изменению баланса. Теперь о Чёрных и Белых весах. Их значение гораздо обширнее, чем просто определение, готов ли один из Лисов ко взрослой жизни. Для такого дела можно было использовать обычные весы, а не магический артефакт. Всё гораздо сложнее. Мы кидаем магические камушки на чаши Весов, и каждый камушек - это свидетельство того, каковы способности человека к самоанализу, насколько он чувствует добро и зло, как проявляется в нём клановая магия. В результате такого анализа и последующего соединения устремлений и поступков в чаше Весов, человек обретает возможность раскрыться. Как вы знаете, если в самом человеке нет способностей - никакой артефакт их не подарит. Так что испытание Весами - это своеобразное завершение становления, способ привести испытуемого в наиболее равновесное состояние. - Тери усмехнулся. - Наверное, я объяснил слишком сложно, но позвольте мне сделать ещё одну попытку. Я расскажу про Чёрный Хлыст, о котором имею представление по своему опыту. Я находил сведения о нём не только в тех книгах, которые говорят о магии, а ещё и в летописях самого клана Гиен. Это было интересно.

Тери увлёкся, и снова принялся ходить вдоль стеллажей. Почему-то это помогало ему сосредоточиться.

- Чёрный Хлыст был изготовлен позднее всех других амулетов, - продолжил он. - Несмотря на то, что время от времени на границе Пустошей убивали драконов, которые могли своим взглядом подавлять волю жертвы, никто из их кожи и волос не делал Хлыстов. В этом не было надобности. Клан Гиен имел весьма специфическое свойство, которое отличало его от всех других: Гиены имели очень тесные связи между членами клана. То, что сейчас называют свойством Подавляющей Воли, тогда называлось по-другому: Объединяющая Воля. Среди Гиен находились сильные и мудрые вожаки, которые брали на себя заботы обо всём клане, и их соплеменники охотно подчинялись их воле. Тот, кто командовал - принимал на себя весь груз решений, а его подчинённые шли как один, понимая его с полуслова. Вожди не злоупотребляли подавлением чужой воли, а лишь объединяли всех общим служением. Это позволяло Гиенам сохранять сплочённость, которая для них была естественна и необходима.

Тери позволил себе коротенькую паузу, чтобы собраться с мыслями. Ему давно не приходилось делать таких подробных докладов, но он был даже рад такой необходимости. Это упорядочивало собственные мысли и наблюдения, которые он успел сделать за время своего последнего путешествия. Он продолжил:

- Мне не удалось выяснить, когда и почему клан Гиен начал терять сплочённость, но Гиена-одиночка - это практически всегда разбойник и бандит. Они совершенно не выносят отрыва от клана и тут же теряют всё положительное, что в них ещё остаётся. Одиночек становилось всё больше. Чтобы удержать клан и не допустить внутри него вражды и разъединения, много столетий назад был сделан первый Чёрный Хлыст, который усиливал Объединяющую Волю. Почему именно Хлыст? Потому что нужно было воздействовать на отступников. Хлыст длиннее любого меча или даже копья, и им проще достать разбойника, не подвергая себя опасности. А может быть, заодно и для того, чтобы наказать. Тут я могу лишь предположить, что по всей видимости, материала для его изготовления оказалось много, из одного дракона можно сделать несколько Хлыстов. Некоторые из Гиен стали изготовлять Хлысты и пользоваться ими втайне от князя, забывая о самом главном - об ответственности, которые должны брать на себя. Им хотелось только власти. И это всё сильнее раскачивало равновесие. - Тери вздохнул, и наконец опустился на стул. - Вы правы, между тем кто использует Хлыст, и тем, кто оказывается под его властью, должна устанавливаться связь. Это всё равно, что двум людям стать одним целым, одной плотью, когда разум обладателя Хлыста руководит двумя телами. И если человек не радеет о своей собственной плоти - он начинает постепенно умирать. Отказываясь беречь того, кого он себе подчинил, человек вредит себе самому. Так что Шкар не совсем правильно выразил свою мысль, но в целом, он прав: дело тут не в полюбовности, а в том, что если человек, подчиняя себе другого человека, принимает ответственность за него - равновесие не нарушается. А если не берёт ответственность - равновесие нарушается и страдает от этого тот, кто держит в руках Чёрный Хлыст. А связь... Несмотря на то, что я из другого клана, я ощущаю некоторую связь с Лар после того, как она ударила меня Хлыстом. И я уверен, что она чувствует это ещё острее.

Отредактировано Тери Эгейл (2015-02-04 20:37:56)

+6

6

Во время рассказа разведчика про Хлыст Эль всё так же терзала металл на пальце, касаясь то нагретого ободка, то полированной поверхности холодного камня. От вращения и света камина амулет отбрасывал игривые зайчики ярко-алого оттенка – они весело и бодро плясали по стеллажам и потолку, однако Даверциан смотрела куда-то вниз, внимательно слушая мужчину и ничего не замечая вокруг.

Когда же Лис закончил говорить, она довольно резко развернулась к нему – в карих глазах играло странное чувство, точно девушка буквально сдерживалась от ликующего восклицания. От порывистого жеста коса змеёй метнулась по плечам, а затем вернулась вперёд, прильнув к вороту. Пара шагов – и Волчица присела за стол, принимая в пальцы тонкий грифель, которым черканула несколько слов в дневнике. И только после этого она встретилась с Лисом взглядом.

- Вот это для меня и было очень важно узнать… Связь, дон Тери. – Эль принялась растирать тонкие пальцы, чуть запачканные грифелем. – Действие Хлыста уже давно прошло, не так ли? Но связь осталась. Даже с учётом различных кланов. Остаточный эффект.

«Расскажи… тебе необходимо выговориться…»
Она заколебалась, взвешивая все «за» и «против». В конце концов, Тери был членом Ордена Хранителей Равновесия. И о его магических способностях Даверциан уже знала – распознавание нарушения равновесия. Но с другой стороны – что, если он ей не поверит, или, чего хуже, воспримет побочные эффекты амулета как бредовые и навязчивые идеи.

Теперь-то Эль была готова посмотреть правде в лицо – она пришла в библиотеку не готовиться к допросу. В ситуации с Дэймором всё будет идти по линии импровизации – ей придется использовать на полную мощь силу камня, чтобы играть на эмоциональном состоянии Черного Волка как на флейте, добиваясь нужных правдивых нот. Нет. Сюда она пришла для разбора своей ситуации. И вчерашний вопрос про изменения самочувствия Эгейлу она задала из глубин своего сознания. Разве оно не изменяется?..

- Я… Прошу, только поймите меня правильно, дон Тери. – Исабэль сняла с пальца кольцо, и тут же странное ощущение невесомости и слабое чувство усталости окружили Волчицу – это были не первые её полные сутки ношения амулета. – Дон Ригур вручил мне этот амулет для восстановления сил. Он влияет на меня с одним интересным побочным эффектом. Двумя. Нет, - она возразила сама себе. – Одним доказанным. Я чувствую ментальное состояние окружающих, пока ношу это кольцо. Вчера ночью оно помогло нам с допросом Арчибальда Дэймора. Надеюсь, что поможет и сегодня.

Что-то ещё желало сорваться с её губ, пока карий взгляд изучал лицо разведчика. Однако через миг привычное сосредоточенное выражение вернулось на тонкие черты лица.

- Другой эффект, который мне ещё стоит изучить – это сны. Раньше такие сновидения мне никогда не снились… Они очень реальные. С кольцом или без кольца – они все равно приходят каждую ночь и показывают самые разные события, которые я не в силах истолковать.

Все началось с огоньков. Танцующих огоньков. Зала. Людей на балу.
Ладонь Ригура на её щеке, вторая рука Рыся - на талии, затянутой в атлас платья.
Их па среди плавящегося льда.
Разве это не сбылось, Сухарик?

Исабэль прикусила губу. Ей нужно было переговорить с Айроном… и она не удивится, если Тери сейчас спишет всё на постоянное нервное напряжение. Возможно, Рысь тоже. Она и сама была готова время от времени закрыть на всё глаза. А потом сновидения возвращались – и вновь не давали ей покоя.

+6

7

Тери с любопытством смотрел на девушку, потом резво поднялся, подошёл к столу с другой стороны и бесцеремонно опёрся обеими руками о столешницу, заглядывая в лицо госпожи Даверциан.

- Всё это объяснимо, - сказал он вкрадчиво. - Но истинную суть происходящего бесполезно искать снаружи. Во многом действие магии зависит от наших собственных устремлений, поэтому если вы видите сны - попробуйте найти им объяснение не извне, а исходя из своих внутренних побуждений, желаний, тайных страхов, в которых вы даже самой себе не хотите признаваться.

Он выпрямился и отступил обратно к стулу, но не сел, а взялся за спинку, найдя такое положение более удобным. Всё, что касалось действия магии, Тери очень интересовало, поэтому беседа с Исабэль невольно возвращала его во времена учёбы, завораживала и заставляла отвлечься хоть ненадолго от насущных проблем. Чем не отдых для такого деятельного Лиса, как Тери Эгейл?

- Я так и не ответил на ваш вопрос о том, что я чувствовал, когда Лар воздействовала на меня Чёрным Хлыстом, - напомнил он почему-то, но именно сейчас ему это показалось важным. - Это было доверие. Полное и безграничное доверие. Умом я прекрасно осознавал, что мы слишком мало знакомы, что у меня есть другие задачи, но я почувствовал, что должен довериться этой девушке, и делать то, что она говорит, потому что это будет правильно. Потому что она не предаст меня.

Он усмехнулся, вспомнив, как Лар заставила его остаться на постоялом дворе. Тогда он испытал иное чувство - разочарование, как если бы родители бросили его посреди улицы и ушли в какую-нибудь лавку, совершенно не заботясь о том, что он ещё маленький, и ему будет страшно остаться одному в городе, полном незнакомых людей. Но Тери не хотелось это описывать. Да к тому же, его разочарование закончилось тем, что он поборол действие Хлыста и приказ, и отыскал Лар до того, как она попала в руки Кургригу, или какому-то другому мерзавцу вроде него.

- Попробуйте понять свои чувства, - добавил Лис. - Тогда вы поймёте, откуда приходят сны.

+6

8

- Доверие… - задумавшаяся после его слов Даверциан повторила это неосознанно, а затем так же машинально вновь  черканула пару коротких фраз в дневник, успев уловить мысль, что ей подал разведчик. Чуть сощуренный карий взгляд переместился на солнечные часы. Великие Предки, у неё осталось так мало времени на сборы!

Помедлив, Исабэль вернула внимание к всматривающемуся в её лицо Лису и кивнула:
- Хорошо… Я попытаюсь разобраться в себе. В конце концов, пока что это лишь сны – и мешают спать они только мне. – Неудавшаяся попытка улыбнуться.

«Значит, будем дальше рисовать перстень. Значит, попытаемся увидеть лицо пившего из кубка…»
А вдруг Тери прав? Вдруг все ночные видения связаны только с ней и возникают из её собственных страхов, желаний и сомнений? Тонкие пальцы были деликатно оттерты тряпицей от грифельных мазков, а затем переместились на косу, поглаживая оную самыми кончиками.
Но разве тогда не снились бы ей сны с Ригуром? Разве не желает она быть…?

Лишние мысли, не успевшие затопить сознание Волчицы, были смяты и решительно откинуты в сторону, как комок испорченной кляксами чернил бумаги.  Не стоит думать сейчас о таком. Исабэль еще раз просмотрела записи – самое главное из рассказов Эгейла она отметила. Может быть, после визита к Дэймору есть смысл взять дневник, потертый том и основательно покопаться в возможностях магического подсознания?

Девушка неторопливо встала – и теперь её улыбка вышла намного мягче и приветливей.
- Благодарю за сведения, дон Тери.  К сожалению, мне придется завершить встречу и покинуть библиотеку – мне пора ехать в Орден Хранителей Равновесия на повторный допрос Арчибальда Дэймора. – Промедление. – И пожелание удачи от Вас не будет лишним. – Она вновь склонила голову, собирая в одну стопку дневник, фолиант о свойствах амулетов и еще пару книг. А затем открыто и спокойно посмотрела на Лиса.

+6

9

Тери улыбнулся. Но потом сделался серьёзен.

- Тогда я желаю вам удачи в трудном деле возвращения Равновесия заблудшим, и сохранении своего собственного, - сказал он. - И я желаю вам удачи в том, чтобы разобраться со своими снами. Если это возможно - расскажите их господину Ригуру, и постарайтесь не упускать подробностей. Уверен, что он гораздо лучше меня разбирается в хитросплетениях сновидений, чем я. И он в вас очень заинтересован.

Тери делал свои выводы, исходя из опыта, с которым один мужчина может смотреть на другого. А ещё - он разбирался в тонкостях запахов, которые хотя и не могли ему открыть чужие мысли, но очень часто свидетельствовали о чувствах и внутреннем настрое. Тери мог угадать по запаху, что человек лишён сил, голоден и нуждается в отдыхе, но точно так же он чувствовал и другие изменения, особенно в знакомых ему людях. А уж Айрона Ригура он нюхал много раз, чтобы не определить, что Рысь испытывает к госпоже Исабэль сильное влечение. Может быть с первой встречи, за ужином, Тери этого ещё и не понял, но когда госпожа Даверциан появилась ночью в кабинете декана - изменение в его запахах невозможно было не уловить.

- Доверие - это то, что непременно должно быть между людьми, чтобы сохранялось их внутреннее равновесие, - добавил Лис, после чего поцеловал девушке руку - и распрощался с юной и прекрасной госпожой Даверциан.

+4


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Разговор госпожи Даверциан с Тери Эгейлом про артефакты и амулеты