В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Исабэль встречается с еще одним подопечным Ригура


Исабэль встречается с еще одним подопечным Ригура

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Место действия
Город Акрилон, особняк Айрона Ригура.

Участники:
Исабэль Даверциан, Сандрин Камбанго, Айрон Ригур, и другие.

Исходные данные (одно-два предложения):
Кто-то попытался отравить Исабэль при помощи специально изготовленного крема. По счастью, ее удалось спасти. Но это было вчера, а сегодня - новый день, и девушке предстоит не только продолжить заниматься их общими проблемами, но и познакомиться с новыми людьми.

http://sf.uploads.ru/6nIsU.jpg


Может быть, меры предосторожности, которые принял Айрон Ригур, и были чрезмерными, но он решил больше не допускать ошибок. На следующий день он отвел Исабэль другое место для занятий, и другую комнату для жилья. Спальня и будуар мало чем отличались от прежних, только располагались в глубине дома, и окна выходили на двор. А вот учебная комната оказалась в одной из башенок. Это было полукруглое помещение, с узкими как бойницы, стрельчатыми окнами. По всему своему стилю, комната больше напоминала помещение в охотничьем домике, чем часть городского дома Рыся. Ковры, диванчики, книжные полки, много светильников и массивный камин в сочетании с каменными, ничем не обшитыми стенами, производили впечатление того, как если бы хозяин специально отвел себе такой уголок, чтобы вспоминать о каком-то ином месте, в которое уже не мог вернуться. Но самое главное - в эту комнату было трудно попасть, если точно не знать пути к ней.

- Это временно, - сказал Ригур, показывая Исабэль странное помещение. - Когда я дома - тебе необязательно заниматься именно здесь, хотя я и приказал перенести сюда часть библиотеки - самые необходимые книги. И конечно, если ты устанешь, или надоест здесь находиться, ты можешь перейти в любое другое помещение. Мне сегодня придется поездить по городу, поэтому я оставляю тебя одну, распоряжайся моим домом, как пожелаешь. Разумеется, ты остаешься под охраной господина Вариада. Приеду - обязательно спрошу о том, что тебе сегодня снилось.

Распрощавшись с девушкой, и оставив распоряжение слушаться ее, но из дома ни под каким предлогом не выпускать, Судья Ригур уехал. О том, почему он выделил для занятий Исабэль именно эту странную комнату в башне - он не сказал. Впрочем, она сама могла догадаться: это место охранял амулет. Сюда нельзя было проникнуть незаметно, ни для самой Исабэль, ни для охранника, который оставался за дверью.

+5

2

Первым делом, что сделала Исабэль после насыщенного на события дня накануне –  провела в постели не менее суток, причем большая часть из них протекла в очень  глубоком сне с самыми разнообразными сновидениями. Дон Эгейл не зря приложил столько сил для исцеления Волчицы – и финальная абсолютная отстраненность организма от окружающей среды наконец-то завершила лечение Из.

На следующее утро Аурика, молча и не поднимая виноватых глаз, помогла Даверциан в купальне и с переодеванием в темно-синее шелковое платье с вежливым декольте; а затем кареглазая самостоятельно и аккуратно сплела упругую косу из изрядно отросших темных прядей, отмечая, что ее руки при этом почти не дрожали. Чувствовала себя дочь мирового судьи на порядок легче, и вполне готовой к дальнейшей работе.

Комната, в которую привел ее по башенной лестнице Айрон, принесла помимо изумления гостье немало тихой радости – она напомнила дядин дом в Орбадоре, особенно залы с высоким потолком для собраний бойцов. Здешний камин прекрасно справлялся со своей задачей,  камень не казался холодным, а коврики легко могли спасти  стопы в домашних туфельках от вероятной прохлады. Недостаток освещения в виду бойниц легко компенсировался многочисленными  канделябрами. Прижав к себе покрепче книги и осмотревшись, Исабэль повернулась к Ригуру:

- Честно говоря, мне эта комната нравится даже больше, чем предыдущие апартаменты. – Легкая сияющая улыбка человека, привыкшего пользоваться тем, что дано – и не вредничать. – Не подумайте, что это упрек или недовольство. Просто… здешняя атмосфера вполне подходит для занятий.

Осознав, что Рысь не останется, она не поспешила огорчаться, хотя внутренне немного сжалась при мысли о его отсутствии. Долг и сан Старшего Судьи говорили сами за себя, а темноглазый мужчина и так потратил на нее немало ценного времени. Сколько можно возиться с одной несчастной пташкой? Исабэль ощутила легкий укол совести.

- Я дождусь Вас и расскажу. – Уверенный кивок и мягкое прощание. Девушка провела Айрона взглядом до двери, а затем присела на минуту на один из диванчиков, ощущая, как по нижней юбке скользит шелк платья.

Тишина поглотила ее, нарушаемая лишь треском поленьев в камине да собственным дыханием Волчицы. Еще один взгляд на закрывшуюся толстую створку темного дерева – за ней наверняка стоял Вариад, но проверять не стоило. После инцидента с отравлением седоволосый значительно помучился, и в коротких перемолвках с дочерью патрона отделывался вежливыми и односложными ответами, что тоже не могло не огорчать кареглазую.

Оставив диван и освоив стул перед столом, Из попыталась очистить разум от лишних мыслей (изрядную долю которых все же составлял некий Рысь с черными непроницаемыми глазами) и сосредоточиться на кольце с красным камнем. Амулет слабо-слабо отозвался новым приливом сил, ощущаемым подобно легкой щекотке в руках и ногах, точно побуждающей к действию.

Итак, сны… Айрону нужны ее сны.
Все ли узоры этого калейдоскопа показывать декану?
Она открыла очередной дневник почти на середине и принялась за перо…

+5

3

Рино как прибыл в Акрилон, сперва сдал арестованных в тюрьму, изложил суть дела, расплатился с охраной, и только после этого направился на поиски судьи Ригура. Но в Ордене ему сказали, что судьи нет, и что он где-то в городе. Может быть, дома. Рино поразмыслил - и пошел туда.
Как оказалось, здесь господина Ригура тоже нет, но Верест, который уже успел привыкнуть к Сандрину, даже немного обрадовался, увидев его живым и здоровым, и сказал:
- Господин декан оставил распоряжение: если явится кто-то хорошо знакомый - проводить к госпоже Даверциан, потому что она сейчас заменяет его здесь.
- Кто такая госпожа Даверциан? - тут же насторожился Рино. Он побаивался женщин, особенно если они были важными персонами. А к кому, как не к важной персоне нужно было отводить посетителей?
- Госпожа Исабэль Даверциан - адепт Ордена и ученица господина Ригура, - объяснил Верест. - Идем, я тебя провожу, потому что ты сам дорогу не найдешь, да тебя и не пропустят. Вчера на госпожу Даверциан было покушение, ее едва не отравили, так что сегодня господин Ригур оставил ее в самом надежном помещении.
Рино подумал было попросить Рыся, чтобы дал ему сперва умыться, но передумал. Раз надо идти - значит, надо. Хотя с дороги он пропылился, да и его спутанный хвост волос стоило сперва помыть, и выбрать из него соринки и соломинки. Но Рино уже привык не возражать. Поэтому он пошел вслед за Верестом.
И все-таки он ощущал себя робко. К супруге Меченого он как-то за время путешествия привык, а тут какая-то ученица судьи Ригура, знатная дама, адепт Ордена, который замещает судью во время его отсутствия! О знатных дамах у Сандрина были не очень хорошие воспоминания, хотя ему следовало опасаться знатных дам из его клана. Посторонние знатные дамы ему ничего плохого пока не сделали.
Верест знал, что снаружи у комнаты в башне дежурит Вариад, и на всякий случай заготовил речь на тему "почему господина Камбанго надо пропустить", но вместо речи ограничился тем, что сказал Волку, едва перед ним появившись:
- Господин Сандрин Камбанго, порученец господина декана. Ему нужно отчитаться о своей поездке. - После чего сам постучал в двери, и точно так же доложил госпоже Даверциан о посетителе.
Верест видел достаточно людей, служащих судье, и тех, кого он обучал, а насчет Исабэль Даверциан у него еще и было конкретное поручение. Девушка должна была понемногу присоединяться к общей работе членов Ордена, и общаться с разными людьми ей было полезно. Поэтому Рино, сам того не ожидая вместо Ригура оказался перед некой молодой красивой особой в синем платье. Оставалось только неумело поклониться.
- Простите, госпожа... - Рино не мог проконтролировать, что смотрит на нее настороженно. Но это было так. - Я нарушил ваше уединение...
"Дурак! - обозвал он сам себя. - Если бы ей требовалось уединение, этот старый Рысь тебя бы к ней не проводил".
На сем Рино совсем смешался и замолчал, глядя на ковер под ногами.

+5

4

Исабэль, радостно вскинувшая взгляд от своих записей при открытой створке, слегка погасила улыбку. Нет, это был не Айрон, хотя последняя тема сна девушки относилась именно к нему. Рассчитывать на столь скорый визит Старшего Судьи могла только влюбленная в него Волчица – для нее время отныне скакало или ползло по собственным, особенным законам.

Вместо Рыся в сопровождении непринужденного Вереста появился человек, менее всего вписывающийся в здешнюю атмосферу спокойствия и тепла. Гиена, довольно рослый парень с настоящей гривой спутанных волос, которая собиралась во внушительный хвост. Мелькнувшая мысль о том, что последний даже толще ее косы, тут же пропала.
Назревало нечто интригующее.

Одежда Сандрина Камбанго была настолько пропыленной, что казалось – он только-только преодолел городские ворота Акрилона (что скорее всего так и было). И даже не успел привести себя в порядок – хотя и был изрядно смущен. А в таких же как у нее карих глазах искрилось странное чувство… скорее всего, подобного Волчице подавленного внутреннего мятежа. С неподдельным интересом (и нескрываемым, к тому же) осмотрев гостя с ног до головы, Даверциан отложила перо, закрыла свои записи, встала из-за стола и прошла к нему несколько бесшумных шагов, склоняя на последнем голову:

- Добрый день, дон Сандрин, - привычно мягкое и спокойное контральто. – Можете называть меня по имени, я в здешних стенах такая же гостья, как и Вы. Насчет уединения – не волнуйтесь. – Она вновь легко улыбнулась. – Я как раз завершила свое очередное бумажное приключение, так что вполне могу составить Вам компанию.

После приветственной фразы Даверциан попросила (именно попросила) пожилого камердинера прислать Аурику с чем-то съедобным и кувшином вина, разбавленного на две трети водой – путнику не помешало бы восстановить силы, да и сама Из хотела бы подкрепиться.

Обернувшись к Сандрину, Исабэль приглашающе кивнула на один из диванов:
- Верест сказал, что Вы хотели отчитаться о поездке... – Пауза. - Конечно, Вам все равно будет необходимо повторить свой рассказ дону Ригуру при его возвращении… Вы также сотрудничаете с Орденом? Не поймите мое любопытство превратно, но… - Еще одно промедление. – В последнее время мне пришлось столкнуться с представителями клана Гиен – и эти инциденты не принесли ничего хорошего. – В девичьем тоне скользнула неловкая  нотка, точно Исабэль извинялась перед Сандрином за весь его клан.

+6

5

Рино пожал плечами. Он не удивлялся, когда о его клане рассказывали всякие ужасы. Когда-то это вызывало у него чувство протеста, но потом он привык. Девушка вела себя не страшно, и Сандрин слегка расслабился, даже пошел и сел на диван.
- Господин судья посылал меня охранять госпожу Каталину Эгейл, и господина... - Рино сбился и мотнул головой. Ему было не просто составлять отчет, да еще и для красивой девушки, которая так странно себя вела, будто он был важной персоной. - Лучше я начну сначала. Мне было поручено идти с караваном в Азнавур, чтобы охранять госпожу Каталину Блэкхилл, и ее жениха, господина Альюра Эгейла. - На этот раз получилось лучше, и Рино воодушевился. - Просто на первом же привале они поженились, и теперь уже можно говорить о господине и госпоже Эгейл. Только они не пошли в Азнавур. Сперва на караван напали бандиты, потом было покушение на господина Блэкхилла, отца госпожи Каталины. Его пытались отравить. Господин Эгейл вместе с охраной каравана задержали почти всех злоумышленников, и отправили обратно в Акрилон. Мне было поручено их доставить. Мы возвращались вместе с Волками из вашего дома.
Наконец-то до Рино дошло, и он обругал себя последними словами. Как он мог не сопоставить, что те Волки, которые охотились за отступником, служили дому Даверциан? И теперь он говорил с представительницей этого дома, то есть, их госпожой. Рино решил не вскакивать и не теряться, и продолжил:
- Они тоже прибыли, то есть, господин Йохан Веральд и остальные. И сейчас они в Ордене. Господин Эгейл помог им задержать Ванакара Орсина и еще двоих отступников, и сейчас эти люди уже в тюрьме. Так что ваши Волки тоже скоро придут.
Тут Рино вовремя вспомнил, что ему нужно объяснить, почему он бросил своих подопечных, поэтому он добавил:
- Меченый, то есть, господин Альюр Эгейл, муж госпожи Каталины, принял решение, что все семейство Блэкхиллов и его не поедут в Акрилон, а поедут в имение его родителей. Поэтому он приказал мне лично сопровождать арестованных за покушение на господина Блэкхилла. И еще он прислал со мной письма, от господина Блэкхилла и господина Эгейла. Их нужно передать господину судье.
Рино вынул из-за пазухи слегка примятые конверты и выложил на столик. Наконец-то он все высказал, можно было мысленно выдохнуть, и понадеяться, что если у госпожи Даверциан будут вопросы - она их задаст.
Девушка была так красива, что дыханье захватывало. Рино даже не знал, кто из них красивее - госпожа Каталина или госпожа Исабэль Даверциан.
- Я так понял, что с госпожой Каталиной вы знакомы, - высказал он, сам не зная, зачем. Просто пришло в голову.

+5

6

Сандрин принялся за рассказ довольно сбивчиво, однако факты он выкладывал весьма ошеломляющие – Исабэль в какой-то момент даже дышать перестала, услышав про успехи Волков отца… и брак Каталины. Надо же… ее Певунья, ее Лисица С Кинжалами вышла замуж! И за кого! За самого Альюра Эгейла, лучшего из разведчиков Земли Кланов!

Для Из подобный мезальянс в браках был весьма несущественен. И правда  - кому какое дело, кто пришелся женщине по сердцу? В прочитанной помимо архивов и дел отца художественной и даже исторической литературе смешивались кланы, благородные не раз брали в жены горничных, да и сами княгини засматривались на камердинеров. Без сомнения, будучи при этом одинокими – прелюбодеяние каралось строго. Даверциан, к примеру, понимала, но не принимала браков по расчету, хотя в глубине души догадывалась, что за каждой теперешней свадьбой того или иного вождя разных кланов все равно стоит выгода…скромно, в уголочке, не поднимая глаз, но стоит.

Если Лина обручилась с Альюром, значит, это действительно истинная любовь. Дочь ювелира, красавица, певица из тех, что могут стать украшением княжеского двора в Азнавуре –  отдала сердце Лису, чье призвание помолвлено с опасностью. Помимо воли,  розовые губы Волчицы тронула тонкая мечтательная улыбка, однако, чтобы не смущать и без того теряющегося парня, кареглазая тут же взяла себя в руки и перевела взгляд с его оживленного лица на извлеченные из-за пазухи помятые конверты.

- Да… она моя подруга. Я рада за ее счастье. Вы принесли мне прекрасные новости, дон Камбанго! Когда Волки моего дома вернутся, дон Войцек Вариад, с которым Вы имели случай столкнуться за дверьми, - вновь улыбнувшись, Из указала на темное дерево створки, - обязательно выслушает их рапорт и также доложит мне и дону Ригуру.

Словно в ответ на мысленный призыв, в дверь коротко постучали. Вариад услужливо впустил Аурику с большим подносом, который Лисица несла легко и изящно. На нового гостя девушка тоже посмотрела с любопытством, в котором угадывалась настоящая женская сущность. Водрузив ношу на одну из свободных низких тумб, Аурика поклонилась Исабэль, кинула еще один взгляд на Гиену и упорхнула.

На подносе помимо полного кувшина, пары красивых стаканов тонкого стекла, льняных салфеток и приборов оказались несколько объемных тарелок – с рубленым холодным мясом, свежим хлебом, ломтями сыра и чего-то еще вроде разносолов.

- Обед будет значительно позже, и я смею надеяться, что дон Ригур как раз к нему вернется. – Контральто прозвучало по обыкновению ровно – Исабэль легко держала себя в руках при посторонних, хотя само имя Старшего Судьи было готово покидать ее губы песней. – Дон Сандрин, Вы случайно не знаете - как далеко имение дона Эгейла от Акрилона? Они там точно в безопасности? Конечно, я бы очень хотела увидеть дону Каталину… Вы говорите, что дон Ригур посылал Вас охранять ее? От чего?

+4

7

Рино представил себе карту округа, прикинул где они разъехались, и наконец ответил:
- Если судить по тому, на какую дорогу они завернули - отсюда, наверное, дня полтора пути. Думаю, они там в безопасности. Я слышал, что у Рыжих Лисов большие и надежные замки, и очень много народу.
Сложнее было ответить на последний вопрос, особенно если не захочешь рассказывать подробности. Но ведь госпожа Даверциан и не спрашивала подробностей, поэтому Рино приободрился и ответил:
- Я не знаю, почему господин Ригур хотел, чтобы госпожа Каталина была под охраной, но ее пытались похитить, уже на второй день пути. Ради этого и нападение организовали.
Рино поразмыслил еще, сопоставил все, что слышал от Меченого и от господина Блэкхилла, и решил, что может еще кое-что пояснить.
- Тут может быть две совершенно разные причины. Украсть госпожу Каталину хотели разбойники из Гиен... которыми руководили Черные Волки. - Он не зря сбился, потому что тут замешаны были не только его соклановики, но и соклановики девушки. - Они хотели заставить господина Блэкхилла отдать им артефакт, который у него хранится. Камертон. А уже на следующий день покушались на самого господина Блэкхилла, потому что он вроде как должен занять место князя после своего брата-близнеца. Но тут еще выяснять нужно, расследовать...
Сандрина мучила одна мысль. Да нет, не одна. Он посмотрел на принесенное угощение и почувствовал, что голоден. Но набрасываться на еду при девушке он стеснялся. Решил про себя, что подождет, чтобы она первая начала. В его клане за то, что вперед старшего по положению взял еду, можно было вообще ничего не получить и остаться голодным. Хотя те времена давно миновали, Рино пришел к выводу, что это правильно, потому что во всех кланах соблюдали иерархию, и теперь это могло быть просто знаком уважения. Он же не адепт Ордена, а значит, по положению ниже, чем госпожа Даверциан.
- Только почему же вы называете меня "дон Камбанго"? - спросил он, с усилием отводя взгляд от подноса, и посмотрев на девушку. - Я никакой не дон, и вообще, если бы не милость господина Ригура, я бы сейчас был никто. Мне как-то проще, когда меня называют по имени. Можно просто - Рино. Так меня стали звать с тех пор, как я ушел из своего клана.
Тут он со вздохом подумал, что хвастаться ему нечем. Это было неправильно - не любить собственный клан. И хотя Рино относился к подобным мыслям отстраненно, ему на этот раз стало немного стыдно перед этой красивой девушкой. Она бы точно никогда не покинула свой клан.

+5

8

Когда Рино смолк, слегка помрачневшая Даверциан крепко призадумалась, однако успела поймать взгляд пропыленного парня с толстым хвостом, которым он изучил поднос.

- Хорошо… Рино… Прошу Вас, угощайтесь. – Исабэль прошла к пресловутой тумбе, наполнила один из стаканов розоватым напитком, еще пахнущим пряным дорогим вином (даже при условии изрядной разбавленности), да плеснула во второй примерно на половину. Возле тумбы находился низковатый стул, больше похожий на пуф – мебели в башенной комнате хватало с головой. На него девушка приветственно кивнула гостю.

Чтобы не смущать Гиена, она подала пример своеобразного гостеприимства, соорудив что-то вроде сэндвича из мяса и тонкого ломтя рассыпчатого хлеба, однако не спешила дегустировать, хотя не сомневалась в талантах искусства холодного копчения поваров Рыся. Вместо этого Волчица отпила из второго стакана и промокнула губы салфеткой.

Получается, что самое интересное и неожиданное из вестей Рино припас напоследок, пусть вероятно и не имел это своей целью. Итак, на дона Блэкхилла покушались, а Каталину едва не украли Отступники. Не друзья ли Орсина? Сколько еще Черных Волков из Альянса "завязано" на Акрилон, Азнавур и дорогу меж этими двумя крупными городами?

И самое главное… Внимание  - вопрос, господа из Ордена Хранителей Равновесия: как дон Ригур мог предугадать подобное? Хотя… конечно же, умудренный и вооруженный опытом стольких лет, спасший ее накануне от растворения во мраке обладатель темных глаз был способен и не на такое. Значит, она не открыла ему чего-то нового рассказом про массовое преследование Белых Волков… Как хорошо, что Айрон Ригур послал Камбанго вместе с отрядом Блэкхиллов!

От этой мысли взгляд темнокосой просветлел, и за свой перекус она принялась уже с большим энтузиазмом. Рино же отсутствием аппетита не страдал – и это тоже было хорошо. Даверциан не раз убеждалась в правоте поговорок отца, что-то вроде «работника проверяют за едой – если ест хорошо, значит и толк от него будет нормальный!».

Чтобы не есть в полной тишине, Из решила немного расспросить парня, стараясь задавать вопросы деликатно и не особенно мешать процессу:
- А Вы давно знакомы с доном Ригуром, Рино? К слову, раз уж мы перешли к именам, то прошу так же называть меня просто – Исабэль.

+4

9

Рино покосился на нее и качнул головой, хотя невозможно наверное было угадать, означает это, что он согласен, или наоборот.
- Я не дерзну, - сказал он, отставив бокал. - В моем клане не так много знатных женщин, но за непочтительное обращение к иной можно остаться без шкуры. Буквально. Хотя конечно, у вас это не так... - Ему показалось, что он сказал глупость, и Рино поправился: - То есть, я не думаю, что в вашем клане поступают так жестоко. Хотя и у нас все зависит от того, с кем имеешь дело. В общем... - Он вздохнул. - Мне будет трудно делать так, как вы сказали, но я постараюсь.
Он колебался, и чтобы это скрыть, сунул в рот кусок мяса и старательно его прожевал. "Рассказывать - не рассказывать... А вдруг она придет к выводу, что совершила ошибку, что вообще с тобой разговаривает?"
- Я недавно работаю у господина судьи. А до этого я ходил с отрядом Волчьей стражи охранять границы. Меня обвинили в убийстве, - сказал он все-таки, и снова покосился на девушку. - Подкинули мой нож, чтобы на меня свалить. Господин судья мне поверил, и оправдал. Каким-то людям не понравилось, что я на свободе, и они на меня напали поздно вечером. Убить не хотели, а так, поиздеваться. Сам не знаю, как, но господин судья оказался рядом, ехал по этой же улице. Он их распугал, а меня забрал к себе.
Немудреный рассказ, если вдуматься. Но лучше подробностей не сообщать, потому что Рино не видел ничего достойного в том, чтобы смущать девушку подробностями того, как другие люди иногда позорят себя, а им кажется, что они позорят свою жертву.
От этого рассказа самому Рино было ни горячо, ни холодно, потому что он не особенно-то считал себя пострадавшим. Зато это позволило ему познакомиться с судьей Ригуром, и Сандрин считал это большой для себя удачей.
- Я хочу учиться, - сказал он, сам удивившись, что вдруг так разоткровенничался и сказал такое вслух. - Хочу читать книги, и знать столько же, сколько все остальные. - Может, странно было такое услышать от Гиены с нечесаным хвостом, татуировкой на лице, да к тому же сбежавшего из собственного клана. Но Рино верил в то, что говорит. - Господин Ригур обещал, что если я справлюсь с заданием, он будет сам меня учить. Правда, я пока не знаю, насколько хорошо справился. С господином Меченым трудно иметь дело, он сам норовит командовать и всех охранять.
Сандрин решил, что начинает оправдываться, и на всякий случай замолчал, пользуясь моментом, чтобы поесть как следует.

+4

10

Аккуратно присевшая на второй пуф Исабэль выслушала историю Рино с легкой улыбкой, слегка заговорщически склонившись вперед и пощипывая время от времени свой кусочек хлеба, точно собиралась накормить шариками последнего птиц из бойницы ее новых башенных апартаментов. Гиену повезло, определенно повезло с встречей… от собеседника плыла густая «ментальная» нота барбариса, с которым у Волчицы почему-то ассоциировались благодарность и признательность.
Тонкие белые пальцы покрутили колечко, словно настраиваясь на его магические способности.

- Да.. Есть у дона декана одна особенность, как  я подметила. Он не оставляет хороших людей в беде.  – При этих словах Даверциан уверенно кивнула, прислушиваясь к барбарисовому «аромату» и отпивая второй глоток из своего стакана. - Возьмите, хотя бы, мой случай. Я приехала из Азнавура на обучение под крыло дона Эринио Грэйхара – это здешний мировой судья из клана Белых Волков… И вместо особняка почтенного судьи обнаружила пепелище. – Еще один, теперь уже какой-то отстраненный кивок, точно Из не особенно желала углубляться в эту тему. Оставленное стекло гулковато приземлилось на поднос. – Точно так же, в ночи, встретила дона Ригура, чтобы  в итоге оказаться… адептом в Ордене Хранителей Равновесия.

А еще Камбанго завершением своей речи немного воодушевил кареглазую и подсказал неплохую идею. Оставив в покое хлеб и изящно откинув назад упругую темную косу, девушка тоже взяла мясной ломтик, прожевала и нарочито искоса оглядела Сандрина так, чтобы он это отметил.

- А если  я также предложу посильную помощь в этом благородном деле? Конечно, дела Ордена и обучение отнимают немало моего времени, но уверена, что у меня обязательно найдутся свободные минуты для обсуждения того, что Вы прочтете, Рино. К тому же, спорить о чем-либо с живым собеседником намного интереснее, чем с воображаемой стенкой.

На его татуировку, встрепанный хвост и пыльное одеяние Даверциан теперь не обращала ни малейшего внимания. Перед девушкой сидел представитель клана, которому не верят по всей Земле. В любых городах и поселениях во всех кражах, убийствах, насилии почти сразу же (в большинстве случаев) винят именно Гиен. Живым примером такого отношения был вчерашний инцидент с отравлением самой Волчицы – оказалось, что мазь передана Гиеной по имени Венла… и ни в коем случае нельзя, чтобы последняя попала в руки Войцека Вариада. У седоволосого центуриона кончались терпение и выдержка.

А тут перед ней сидит тот, кому на роду приказано нести хаос и смуту. Тот, чьи глаза ничем, в принципе, не отличаются от ее глаз. Тот, кто стремится к лучшему, к чему-то хорошему в своей жизни! Великие Волки, таким людям просто необходимо помогать!

+5

11

Рино улыбнулся. Он вообще это делал редко, и на его лице улыбка как-то не приживалась, поэтому она и сейчас быстро исчезла. Трудно было поверить в такую удачу, но наверное, если бы он не верил, что чего-то добьется, давно бы уже срезал свой хвост, который поклялся не срезать, пока не станет кем-то большим, чем просто бродягой.
- Я никогда не пробовал... - голос Рино слегка отказал, и он вынужден был откашляться, прежде чем продолжил. - Не пробовал ни с кем делиться. В детстве я читал одну книжку. Я ее стащил у хозяйки замка. Там было про смелого человека из вашего клана, которого прозвали "Короткий Нос", потому что ему в бою враг отрубил кончик носа. Я все думал: ведь легенды никогда не вырастают просто так. Он отважно сражался, защищая своего князя, совершил много подвигов. Может быть, в моем клане начали делать себе ритуальные шрамы потому, что перестали совершать подвиги? Я не знаю, но надеюсь, что найду в книгах ответы на кучу вопросов. - Рино кивнул. - Я буду рад, если вы мне поможете. Конечно, если разрешит господин Ригур.
"Это я правильно попал во все свои передряги, - решил он про себя. - Ведь получается. что если бы я не ушел, не попал в руки Старки, а потом меня не приютили караванщики, которые шли из Акрилона в Сабатту, и потом обратно меня с собой не взяли - я бы никогда может быть не попал именно сюда. Это хороший поворот судьбы".
Сандрина смущало только, что девушка такая красивая. Она волновала его не только как представительница женского пола, которых Рино где-то глубоко в душе побаивался, но и еще как-то, непонятно, не как всегда. Но Рино решил не поддаваться на эти волнения и снова занялся едой.
- А вас взяли в Орден потому, что вы обладаете какими-то способностями? - рискнул спросить он. - Господин Ригур говорил, что служить Ордену может любой, но становятся членами Ордена только те, кто обладает способностями и готов посвятить себя тому, чтобы служить всю свою жизнь.

+4

12

Рино улыбнулся буквально на миг – и вот тут-то Исабэль и поняла его непохожесть, его отстраненность от Клана, послужившая парню путеводной звездой во всех приключениях. Эта самая широкая улыбка открыла что-то в нем особенное – и ни пыль, ни шрамы, ни татуировки, ни всклокоченные хвосты были не в силах спрятать или замаскировать характер Камбанго. Стойкий. Твердый. Как добротное стальное лезвие в потертых кожаных ножнах, местами изношенных и ветхих.

Соорудив еще один сэндвич, теперь уже с мясом и сыром меж кусков хлеба, девушка протянула его Гиену, который еще явно стеснялся налегать на неприхотливую еду. А сама отдала должное разносолам, вернув улыбку на фразы о книгах.

- И я надеюсь, что дон Ригур не будет против наших бесед. – Смяв льняную салфетку, Исабэль опустила взгляд на кольцо. Рино затронул особенную тему своими последними словами. И кареглазая тщательно подбирала слова для ответа. Не потому что не доверяла Камбанго как порученцу декана, а потому, что свойства амулета оказались для нее настолько личными, что о них знал лишь Рысь. Даже дона Эллария Сульф до сих пор была уверена в том, что красный камень придает воспитаннице сил – и только.

- Я в Ордене, потому что  совсем немного разбираюсь в теперешней политической ситуации Земли Кланов. А еще я чувствую, когда человек говорит правду, а когда – лжет. – В суть и подробности такой способности Исабэль решила не вдаваться. Как и спрашивать парня о причине волнения, которая сменила барбарис на горьковатую вербену. Возможно, Рино просто переживает за свои откровения… она понимала, что как-никак разбередила в Камбанго что-то личное. И решила на время увести тему от Ордена в сторону, улыбнувшись ярче и принимая в пальцы стакан.

- Значит, безносый герой из Клана Волков*! – Белозубая улыбка стала слегка мятежной. - Я читала много книг, но про такой сюжет даже не слышала. Надо же… Ваша теория насчет шрамирования весьма интересна. Возможно, так оно и есть. – Пауза. - Вы росли в замке, я не ослышалась?

*нотабене

Ваш герой, Рино, почему-то напомнил мне Тириона Ланнистера. Честно говоря, смело бы приписала его в Волки за характер!)

+5

13

Рино кивнул, жуя бутерброд, который ему дала госпожа Даверциан.
- Только я сбежал оттуда, когда мне было десять, - добавил он к кивку, после того как прожевал и проглотил. - После смерти матери, хозяйка меня не слишком жаловала, вот я и подумал, что чем ее раздражать, лучше будет уйти.
Историю собственной жизни Рино не считал чем-то интересным, поэтому ему не хотелось долго задерживаться на подробностях, да и сами подробности были не слишком блестящими для ушей молодой дамы. "Она чувствует, когда человек говорит правду, а когда врет", - подумал он параллельно, и ему ужасно захотелось проверить. Вот только как? Соврать ей Рино не хотелось, потому что вдруг она не поверит ему и обидится, что он ей врет. Но что тогда сделать и как?
Рино доел бутерброд и начал вытирать об себя руки, но опомнился и сделал вид, что это было просто случайное движение. Взял салфетку и вытер пальцы об нее.
- Вы всегда угадываете, когда вам врут? - спросил он, глядя на госпожу Даверциан и надеясь, что она не скажет, что он не делом занимается. - Вот к примеру если я возьму две книги и прочитаю какую-нибудь строчку из одной, чтобы вы не видели из какой именно, а потом скажу вам: из правой, или из левой... Вы угадаете, когда я вам говорю правду?
"Большей глупости ты придумать не мог, - посмеялся он над самим собой. - Тебя за дурачка примут, если будешь так делать".
Но все равно ему было интересно и он решил, что стерпит, что бы о нем не подумала эта красивая леди.

офф.

________________________________________

Мне показалось, что такой персонаж может быть похож на Волка, но я подразумевал некое историческое лицо, героя баллад, которых когда-то читал. Это Гийом Короткий Нос. Нашел две краткие справки в энциклопедиях:

Гильом оранжский, Гийом из Желлона, Гийом Короткий Нос, Гийом Великий (Guillaume d'Orange, Guilhem de Gellone, Guillaume au Court-Nez, Guillaume le Grand) (?–812), святой, граф Тулузский с 790, двоюродный брат Карла Великого, популярный герой средневековых легенд. Исторические данные о Гийоме немногочисленны. В 793 он защищал Септиманию от набегов халифа Гешама I, основал впоследствии носившее его имя (St. Guilhem-du-Desert) аббатство Желлон, где и умер. Гильом Оранжский — центральная фигура обширного поэтического цикла, так называемых «песен о жестах (деяниях)», основой для которого послужили его военные подвиги и монастырские легенды о нем. В «Песнях о Гильоме» он изображается отважным рыцарем, живущим на окраине Франции, борцом за нее и христианство против сарацин; так же представлены в цикле и потомки героя. Прозвище Короткий Нос Гильом получил за увечье (в бою сарацин отрубил ему кончик носа).


Гийом Оранский, граф
Легендарный герой Каролингского эпического цикла, фигурирующий во множестве рыцарских романов и поэм 11-12 вв. , в которых выступает тж. под именем Гийом Короткий Нос (в одном из боев сарацин отрубил ему кончик носа). В "Юности Гийома" он отважно защищает от мавров южные рубежи империи Карла Великого и в награду за службу получает герцогство Аквитанское, от которого отказывается ради того, чтобы уйти в монастырь. В "Монашестве Гийома" юмористически описываются старания бравого вояки приспособиться к монастырской жизни, что удается ему не без труда. Во время трапезы он съедает больше, чем два самых прожорливых монаха вместе взятых, а будучи в подпитии, порой поколачивает своих братьев во Христе. В конце концов последние решают избавиться от него и посылают его на большую дорогу, где орудует банда разбойников, взяв с него слово, что он смирит гордыню и не поднимет руку на ближнего своего даже в том случае, если его будут лишать одежды - вплоть до последнего ее предмета, необходимого, чтобы прикрыть срам. Гийом и впрямь не оказывает сопротивления 15 напавшим на него злодеям, но лишь пока те не пытаются отобрать у него последние подштанники. Тогда семерых разбойников он убивает голыми руками, а остальных - оторванной лошадиной ногой, которая по завершении экзекуции чудесным образом прирастает обратно к лошади, после чего Гийом возвращается в монастырь к страшному разочарованию тамошних обитателей. Прототипом этого персонажа послужил Гийом Святой, двоюродный брат Карла Великого, действительно сражавшийся с сарацинами, а позднее основавший аббатство, названное его именем.

+5

14

Исабэль посмотрела на парня слегка изумленным взглядом, а затем рассмеялась – негромко и серебристо.
- Знаете, Рино, дон Ригур счел бы такие книжные «поиски правды» баловством. И порекомендовал бы не тратить на подобные развлечения силы.  – Финт  с салфеткой не прошел мимо внимания Волчицы, но она не стала комментировать действия хвостатого. Вместо этого девушка значительно смягчила тон. – Я ведь сама только учусь использовать такую способность. И зачастую воспринимаю поведение собеседников… ирреально. – Она поправилась. - Ну… то есть… как что-то не из привычного круга понятий. Вот Вы, к примеру, сейчас волнуетесь – это я знаю наверняка. И если расскажете причину своих волнений – правдивую или нет, то я Вам попробую ответить.

Это не совсем затея с книгами – но хоть что-то полезное из прямой практики. Даверциан решилась на подобный эксперимент только потому, что надеялась на накопленную за сутки сна силу амулета.
«Так-так-так…»

Встав с пуфа, Волчица вновь слегка подначивающе улыбнулась Камбанго, скрывая собственную секундную растерянность:
- Я отвлекусь на минутку. Подумайте о моем предложении. – Пройдя к столу, Даверциан быстро открыла и  просмотрела записи по сновидениям. Интересно… очень интересно…

Весы и рисунок.
Было бы немного забавно отождествить себя с такими весами, в одну из чаш которых изящная рука в обрывке ее сна клала кусочек пергамента с нарисованным на нем эскизом одного из ритуальных шрамов Гиен.

Дальше по списку шел кубок с вином, превращающимся в кровь, из которого пила она, видя себя при этом в теле мужчины в серебряном одеянии.

Сцепившиеся звери, чье глухое и злобное рычание тут же перевело ее в следующее сновидение.
Рассвет в море с видом на тонущий у самого берега корабль с черными парусами… То ли привет из далеких летних будней Орбадора, то ли действительно полноценное сновидение.
Танец в снегу и пламени…

Довольно резким движением Исабэль черкнула пальцем по последней строке, а затем решительно захлопнула дневник. Вскинув янтарь взгляда на Гиену, она вернулась к своему пуфу.
- Ну как… Вы решились?

нотабене

спасибо за историческую справку) это было интересно!

+5

15

Это напоминало игру, но Рино почувствовал, что его затягивает и остановиться он уже не может, даже если захочет. "Попался, - сказал он сам себе. - Не надо было начинать". Но ему не было страшно, ему было интересно. Так бывало часто, когда любопытство и желание что-то узнать пересиливало любые опасения и страхи.
Госпожа Даверциан что-то так решительно изучала и как-то так решительно вернулась, что Рино ощутил неуверенность. И еще большую, чем до этого. Наверное ее жесты напомнили ему Старку. Ничего общего не было между этой девушкой и предводительницей того дома, в котором он родился, и все равно что-то было. Рино даже вздрогнул, но наверное ему недостаточно было просто бояться кого-то или чего-то, чтобы это помешало ему жить дальше и делать то, что он сам задумывал.
- Я не знаю, получится ли....
Он глубоко вздохнул, и попытался сам понять, почему так волнуется, если принимать во внимание, что при женщинах он сперва всегда волнуется и только потом, со временем перестает волноваться.
- Я боюсь женщин... - начал он совершенно правдиво, а потом сбился и добавил: - Потому что мне с ними не везет.
На самом деле, он боялся одну только Старку, да и то не боялся, а разумно опасался, потому что сейчас был твердо уверен, что если она еще раз с ним столкнется - она его точно убьет на месте. Она это и в прошлый раз хотела сделать. А вообще, врать Рино не нравилось, поэтому он мотнул головой и добавил, подумав:
- Я украл ту книгу, о которой говорил, и я думал, что это само по себе должно разозлить ту женщину, хозяйку замка. Но ей не нужны были книги, потому что когда она у меня ее нашла - она просто бросила ее в угол, как ненужный хлам. Она была несчастной женщиной, потому что ей хотелось всеми командовать, а муж не давал ей этого и всегда подчинял себе. Поэтому когда муж уходил куда-то надолго - она отыгрывалась на всех остальных, кто жил в ее замке. У нас все наследование считается по материнской линии, и поэтому хозяйкой замка была она. Но она сама принадлежала своему мужу, и он подавлял ее волю, так что она не могла ему ничем возразить. И вот, после того, как она нашла у меня книгу, и я понял, что ей эта книга совершенно не нужна - я удрал из замка, а книгу взял с собой. Конечно, это воровство, но тогда мне показалось, что если она там останется валяться - кто-нибудь просто бросит ее в огонь. - Рино пожал плечами. - Прошло больше десяти лет, но та женщина - она не забыла, что я удрал из ее дома. Мне это было удивительно, потому что как я думаю, ей должно было быть все равно до какого-то исчезнувшего мальчишки... Я всегда волнуюсь, когда мне приходится сталкиваться со знатными дамами.
Получился не рассказ, а непонятно что. И главное, что он чувствовал, что несмотря на правду, главного так и не сказал. Но дело в том, что главное он не мог понять сам.
Он посмотрел на госпожу Даверциан и снова пожал плечами. Даже и добавить-то было нечего.

+3

16

Исабэль слушала постепенно раскрывающийся и почему-то странный рассказ Рино очень внимательно. Было немного неловко – и вместе с  тем настолько легко внимать словам Гиена; но самое главное – неожиданное доверие парня было неоценимо со всех сторон, как ни крути. Доверие – ключ к поиску истины, с этими словами своего отца дочь была согласна.

Даверциан скрестила пальцы, чуть сощуренно изучая лицо Камбанго, его манеру говорить и жестикулировать; она прислушалась к исходящему от него ментальному «аромату» вербены и мускуса, волнующего своими вибрациями до глубины души. Что бы Рино не думал в этот момент – он непроизвольно уходил в себя самого, глубже и глубже, добираясь до того, чем обычно делятся… близкие друзья... или брат с сестрой.

Во всяком случае, их внезапное и почти сухое, официальное знакомство во имя Ордена каким-то мистическим образом перешло в изучение прошлого Рино – и кареглазая могла только догадываться, насколько неудобно сейчас сидеть Гиену напротив нее с подобными речами. Что самое парадоксальное – если хвостатый избегал женщин, то с таким же успехом темнокосая стремилась избавиться от внимания и восхищения мужчин, даром, что лишь в последнюю декаду дней резко переменила свое мнение. К добру ли – пока не ясно, но почти ощутимое физически, магнитное влечение к Рысю было выше всех ее пониманий хорошего и плохого.

- Возможно… Вам просто не встречалась еще та, что была способна понять Вас без оговорки на прошлое, клан и прочие вещи.  И я более чем уверена, что как только Вы преодолеете в себе это сопротивление…
«Да ты прямо свою проблему озвучиваешь…»
- То все сразу же изменится. Вот… меня Вам точно бояться не стоит. Я не кусаюсь, совершенно. – Исабэль вновь открыто улыбнулась, глядя Камбанго в глаза, а затем приняла в пальцы свой стакан со светло-розовым напитком, из которого сделала пару глотков. Есть ей почему-то расхотелось.

- К тому же, как мне кажется, что Судьба непременно познакомит Вас с еще не одной знатной дамой. – Пауза, которая скрыла ее замешательство. -  Знатная дама. – Она повторила это немного смешливо, изображая при этом что-то пародийно-патетическое кистью свободной руки. – Здесь я, кстати, прежде всего адепт Ордена, который тоже любит и ценит книги… и если Вы пожелаете ознакомиться с одной из моих собственных – я с удовольствием  с Вами ею поделюсь.
Она перевела взгляд на книжный шкаф и смолкла, точно предлагая собеседнику переварить почти полное смещение социального класса в виде нового знакомства. И тут же ее оживившееся лицо снова повернулось к Гиену.

- Рино… Расскажите мне о Каталине… доне Эгейл. Как она себя чувствовала в дороге? Что интересного встречалось вам на пути? – Даверциан точно решилась набросать все новые и новые мостки подальше от неловкой темы. – Я не имела чести быть знакомой с доном Альюром Эгейлом… хотя наслышана о нем как об одном из лучших разведчиков. Вы… Вы ведь общались с ним, не так ли? Какое у Вас впечатление?

На самом деле,  в глубине души Исабэль было спрятано какое-то свое видение искренне любящих людей. Может быть, она наблюдала за своими родителями, которые не стеснялись при домашних проявлять друг другу легкие и вполне приличные знаки внимания в виде легкой ласки или касания плеч. Не раз Даверциан выслушивала признания Ирмы, служанки дяди Дориана, о чувстве к одному из воинов-Волков - при этом взгляд исповедовавшейся горел. Дэянире, чье сердце покорено Дареном Блэкхилллом (и все это стремительно нарастало и катило к своему логическому финалу), темнокосая внимала, слегка улыбаясь, а на самом деле – вдохновленно и с трепетом. Все было именно так, как она это понимала сердцем… сияние глаз, особая грация движений, даже дыхание становилось легче. И вот сейчас про Каталину ей хотелось услышать нечто подобное, пусть вопросы она задавала совсем иные и могла рассчитывать лишь на соответствующие ответы.

Отредактировано Исабэль Даверциан (2015-01-20 15:17:40)

+4

17

Рино тронул переносицу, но на самом деле он этим жестом спасся от того, чтобы не выразить своим лицом то чувство, которое вызывал у него Меченый - что-то среднее между восхищением и досадой. К тому же он еще думал о книгах и о предложении госпожи Даверциан, но поскольку нельзя было сразу выразить словами абсолютно все, он решил, что вернется к этому разговору потом.
- Мне показалось, что им очень хорошо вместе, - ответил наконец Рино. - А что до Меченого... Извините, я привык так его называть, потому что его всегда так называют. В городе, и в отрядах стражи. Я до этого о нем только слышал.
Тут Рино усмехнулся, ему сделалось забавно, что про мужа госпожи Каталины он слышал очень много всякого, только непонятно, что из этого можно рассказать приличной девушке. Но Рино был очень простым парнем, и часто исходил из того, что если сказать правду, то это всегда лучше, чем что-то выдумывать, даже если правда выглядит странно.
- Про него много говорят. Он лучший разведчик, а еще картежник, и если в кабаке появился - жди провокации. Никого не боится, и всегда лезет впереди всех. В этом я сам убедился. - Рино не свойственно было сильно жестикулировать, но тут он развел слегка руками. - Он и в лагерь к бандитам на разведку сам пошел, и всех их заставил разбежаться. И потом, когда ваши Волки приехали - сам пошел искать отступника, потому что ваш разведчик совсем выдохся. Но похоже, что его жене нравится, что он везде сам первый лезет. И везет ему так, что кажется, он заговоренный.
К сожалению, о жене Меченого Рино не мог так много сказать, поэтому сосредоточился и добавил к сказанному:
- Госпожа Каталина - добрая девушка. И она очень красиво поет. Я ничего подобного никогда не слышал. Наверное Меченый должен быть счастлив, что ему удалось на ней жениться. Они ведь тайно поженились, потому что были помолвлены, но господин Блэкхилл вроде как не хотел, чтобы все произошло так скоро. А на первой стоянке Меченый меня попросил, чтобы я как представитель Ордена засвидетельствовал их брак. Как уж он потом с господином Блэкхиллом разговаривал - я не знаю. Но мне показалось, что Меченому никто не указ. Он делает так, как считает правильным.
На этом Рино закончил, но решил пока про книжки не спрашивать. Неудобно было сразу переводить тему. Он только невольно оглянулся на полки.

+5

18

«Больше никаких расспросов…» - Исабэль поклялась себе в этом после ответа Рино о супруге Лисицы С Кинжалами. Лицом  Даверциан владела превосходно, но мятежная улыбка все норовила двинуть уголки ее губ. Кареглазая поняла выбор подруги, ведь в нем она угадала свою Лину, которая не побоялась перелезть через забор владений легионера Дориана Даверциан,  а на пикнике Дэяниры невероятно красиво пела и так же захватывающе танцевала, взметая изящными стопами морской песок… Какое-то неопределенное выражение закралось на миг в глаза Волчицы, а затем она кивнула Камбанго не без задора в контральто:

- Уверена, что теперь господин Эгейл будет на порядок осторожнее. – Рыжий Лис по рассказу Гиена напомнил Из про еще одного человека из ее друзей - дона Рамиро Гароа. Вот уж истинный кабальеро! – Спасибо за ответы, Рино.

Взгляд хвостатого парня на пресловутые полки с книгами не прошел мимо внимания Даверциан. И девушку слегка кольнула совесть – она интересуется лишним, отвлекая порученца Ригура от самого важного для него. Встав с пуфа, девушка легко повернулась к шкафу с оплотом из переплетов самых различных фолиантов художественной литературы и указала на него рукой.

- Можете выбрать сами, Рино… или я рискну подсказать? Как я поняла – Вы любите легенды и предания. – Несколько шагов к полкам, бесшумных в мягких домашних туфельках. Пальцы скользят по корешкам, ласково – так мать может гладить своих детей. Она обернулась к Гиену. – А как насчет еще нескольких историй про Ваш клан? Видите ли… я не люблю сразу верить на слово, слепо и бескомпромиссно. История несколько раз учила меня, что не все Гиены – отъявленные разбойники, а Белые Судьи тоже могут ошибаться. Вы ведь тоже здесь, передо мной, как живое воплощение исключения из правил.

Указательный палец аккуратно выдвинул один из фолиантов – достаточно тонкий и легкий. Исабэль повернулась к Рино с книгой в руках.
- Если будут вопросы – а они будут – заглядывайте на огонек.

+6

19

Господин Сандрин не успел ничего ответить, потому что двери открылись и вошел декан Ригур собственной персоной. Его уже оповестили о том, что Рино вернулся и разговаривает с госпожой Исабэль. Вид у Рыся был как всегда непроницаемый, но тем не менее он приветливо кивнул Гиену.

- Я вижу, вы уже познакомились! Это хорошо.

Он оглядел парня с головы до ног и ничего не спрашивая, категорично заключил:

- Потом расскажешь о своих приключениях. Сейчас тебе нужно привести себя в порядок и переодеться. Скоро нас позовут к обеду. Ступай.

Он был достаточно категоричен, так что его подопечному ничего другого не оставалось, как забрать книжку и выйти. Снаружи его уже поджидал Верест. Почему-то старому Рысю казалось, что он должен лично проследить за Гиеном, а то вдруг тот забыл, где в доме мыльня, и какую комнату ему отвели.

- Мне было бы любопытно услышать, какое впечатление произвел на тебя Рино, - сказал Айрон, едва за Гиеном закрылась дверь. Сообщать свои новости он Исабэль пока не торопился, тем более, что и новостей-то было немного. Он лишь подошел и пристально посмотрел на девушку, будто определял на вид, насколько она успела, или не успела устать от своих занятий.

В его заботе об Исабэль теперь присутствовало нечто новое, чего не было раньше. Может быть, сам Рысь стал откровеннее держаться, будто они прожили бок о бок много лет, и им не требовались никакие церемонии и условности. Ригур еще не определил, насколько далеко ему стоит заходить в отношениях с девушкой, которая прежде всего была его ученицей, и которую он готов был учить и защищать по мере сил. Может быть, его отношение было в корне неверным, и не подходило для представительницы другого клана. Но он ведь до сих пор соблюдал ту грань. через которую не следовало заглядывать.

Тем не менее, он удовлетворился своим детальным осмотром, кивнул, и чуть заметно улыбнулся. И только тут понял, что держит Из за плечи. Этот жест получился как-то сам собой, и Ригур медленно разжал пальцы, не позволив себе ни удерживать девушку дальше, ни делать резкие движения, по которым она могла бы догадаться, какие чувства он переживает.

+4

20

Исабэль успела вручить смутившемуся Рино книгу и коротко-ободрительно кивнуть ему на прощание, перед тем, как ее плечи в синем шелке внезапно оказались под ладонями Рыся. Это касание наполнило вскинувшую подбородок Даверциан некой  уверенностью… и одновременно безмятежностью. Вежливая настороженность в засиявших глазах исчезла, уступив место мягкости, полной открытости. На какое-то отчаянно  долгое мгновение.

А затем его тепло исчезло, оставив ткань остывать… значительно замедлив ритм ее сердца.
- Вы знали, что он вернется с новостями, Айрон? – Следя за руками декана, Исабэль подняла взгляд на лицо мужчины. – Интересная личность из числа тех, что встретились мне в Акрилоне.
Ее пальцы сплелись в тугой замок.

- И не лжет… по крайне мере, насколько я могу взвесить его слова вместе с амулетом. Верест представил его как Вашего порученца. Это весьма интригует, так как к Гиенам даже у меня в последнее время очень настороженное отношение…
Девушка аккуратно отступила, точно не хотя – и в то же время с сожалением.

- Рино – он просил называть его именно так, - она слегка улыбнулась с все той же нотой затаенного мятежа, - рассказал мне свою историю спасения  в ночи. А так же про Ваше задание насчет доны Каталины Блэкхилл… Теперь уже Эгейл. – Улыбка чуть ярче. – Мы завершили разговор темой с книгами.

Ей было не совсем удобно упоминать страхи Гиена насчет женщин, к тому же… это действительно было слишком личным.
- Так что я даже теряюсь в впечатлениях… Но он доверяет Вам и ищет в Вас опору – единственное, что я знаю наверняка. Хочет учиться, узнавать все новое и быть полезным.

Темнокосая голова качнула в сторону стола с закрытым дневником.
- К слову… мои сны законспектированы тезисно, пусть и без особенных деталей. О них мне проще рассказать, иначе бы не хватило бумаги. – Теперь Исабэль попыталась говорить серьезно, хотя это получалось у нее с трудом.
«Подойди… коснись его сама. Разве ты не видишь? Разве ты ничего не чувствуешь?»

...Она пьет бархатное вино, которое становится соленой кровью на вкус...
...Черный парус безжизненно висит на реях, погружающихся в воду...
- Я не отпущу тебя. – Слова дымком теряются в пламени, которое через миг становится узорами льда на стенах.
Слишком знакомых стенах – за них она пыталась цепляться руками во мраке яда.
Даверциан, точно застигнутая врасплох, на миг прикрыла веки, а затем вновь посмотрела на Ригура.

Отредактировано Исабэль Даверциан (2015-01-21 16:14:43)

+5

21

- Ты взволнована, - заметил Ригур, но больше не стал брать Исабэль за плечи. - И уж конечно не Рино - причина этих волнений.

Он мягко улыбнулся, но потом отошел от девушки и опустился на один из стульев, вытянув железную ногу. Исабэль сказала сразу очень о многом, и теперь Айрон скрупулезно выбирал, с чего начать. Ее сны - это было интересно, ибо в снах, навеянных амулетом, часто отражаются мысли и чувства, которые в бодрствующем состоянии человек сам не всегда понимает. Но все-таки Ригур начал не со снов, а с более прозаических вопросов.

- Попробую ответить по порядку. Рино - очень многообещающий молодой человек, который к сожалению оторван от своего клана, но который непременно вернется. Если ему самому хватит усидчивости и упорства - он сможет вернуться совсем другим человеком. Исабэль, я не считаю, что какой-то из пяти кланов лучше остальных, или хуже. У Гиен сейчас трудные времена, но как раз в такие времена происходят самые большие чудеса. Уверен, что даже если Рино не сможет стать недостающей частью Ордена - он найдет себе достойное занятие среди своих соклановцев. Я давно за ним наблюдаю, гораздо дольше, чем он знает меня. Рано или поздно мы должны были столкнуться. - Он вздохнул. - Я не знал, что может произойти в дороге с Альюром Эгейлом и его возлюбленной, но был уверен, что отец девушки сделает все, чтобы рано или поздно разлучить их. Поэтому мне захотелось поторопить события. Одно я знал точно: такой человек, как Меченый, непременно воспользуется первой же возможностью, чтобы вступить в брак с этой девушкой. Если бы он не воспользовался моей любезностью и не догадался о том, что Рино сможет оказаться полезен в этом деле - я бы очень разочаровался в самом господне Меченом. Такие, как он, рождены для великих дел, но никто кроме них самих не может подтолкнуть их к действию. Рад, что я не ошибся ни в Рино, ни в Альюре Эгейле.

Он поразмыслил пару мгновений, а потом посмотрел на столик с остатками угощения. Третьего бокала не было, но вино явно еще оставалось. Как раз разбавленное. Как все уважающие себя Рыси, Айрон Ригур старался не злоупотреблять крепкими напитками. В силу особенностей его клана, он реагировал на них так же, как все Рыми.

- Могу я попросить немного этого напитка? - Ригур чуть заметно улыбнулся, подумав о том, что ему любопытно: в чей бокал девушка предпочтет налить - свой или господина Рино. Но акцентировать на этом не стал, и перешел к следующему вопросу: - Теперь, если ты не хочешь спросить меня о чем-то еще, что касается господина и госпожи Эгейл, или Рино, и прежде чем мы перейдем к важным и насущным каждодневным проблемам, я бы хотел, чтобы ты поделилась со мной вот чем: что было самым страшным, а что - самым обнадеживающим в твоих снах?

Рысь чуть подался вперед, словно ему важно было не упустить ни малейшей детали из того, что ему скажет девушка.

+5

22

Сегодня у Из был особенный день – она слушала собеседников, а затем впадала в задумчивость, пусть краткую, но все равно полноценную, способную отвлечь от всего, чтобы понять сказанное. Так вышло и с Айроном – после его слов девушка прошла к столу и раскрыла свой дневник почти неосознанно, затем, с книгой в руках,  вернулась к Ригуру и налила в свой пустой стакан разбавленного вина, которое внешне было похоже на первосортную эссенцию розового масла.

- Я не рискну утверждать, что какой-то клан выше остальных – это было бы некрасиво с моей стороны как адепта Ордена Хранителей Равновесия. - Кареглазая так же задумчиво улыбнулась, протягивая стекло Старшему Судье. – Вы меня порядком удивили способностью предвидеть будущие события, Айрон… Но, прежде всего, я склоняюсь перед Вашим опытом. – Честно, без лести, с легким наклоном головы. Темная коса зазмеилась по плечам, соскальзывая вперед, на белое кружево ворота. Исабэль привычно коснулась ее пальцами, а затем раскрыла свои записи.

- Мне снились разные сны… Большей частью обрывками. – Изящные белые пальцы прошлись по строкам, таким безликим, не передающим и десятой доли испытанных в сновидениях эмоций. – Начну с самого жуткого… - Карий взгляд встретился с непроницаемым черным. – Это было ощущение бессилия. Я видела корабль…он подходил с моря к берегу и тонул в рассветных лучах. У него были новые черные паруса… И солнце пробивалось сквозь них разгорающимися лучами. Людей не видно… но я знала, что они там, внутри… под палубой.  Я не могла понять, почему они не стремятся выбраться и спрыгнуть с бортов, ведь наверняка все они были умелыми пловцами и легко бы преодолели последние десятки ярдов… Бессилие. – Выдох, и она повторила – Бессилие.

Исабэль подняла к лицу ладонь, проводя от лба вниз к подбородку, как человек, который пытается что-то стереть – или проснуться.

- А самое обнадеживающее… Вы. Вы были там, среди тьмы после... отравления.  – Как бы ни старалась Волчица говорить бесстрастно -  у нее не получалось. Контральто наполнялось все новыми и новыми оттенками эмоций, пальцы слегка подрагивали – она поспешила вновь сплести их в замок. – Вы не отпускали меня, даже когда было совсем туго. И огонь и лед. И Вы. Простите… Это, наверно, смешно звучит… Помните мое посвящение в адепты? Я обязалась следовать поручениям Ордена и выполнять их. А теперь… я следую за Вами.
«Остановись…»
- Хотя обещала, что ничто не помешает мне в учебе. Вот, что меня обнадеживает.

+5

23

Айрон отпил глоток разбавленного вина и поставил стакан в сторону, на край полки. Самое интересное, что он теперь уже совершенно не сомневался, что правильно поступил, оставив Исабэль у себя в доме. Может быть, как раз личные чувства помогут им быстрее двигаться по пути обучения. Кто знает...

- Часто сны показывают нам те эмоции, которым мы склонны поддаваться, - проговорил он неторопливо. - Сейчас, стоя на пороге неизвестности, мы, члены Ордена, особенно остро чувствуем сбой в равновесии. Но каждый человек может вернуть себе опору. Это как с канатоходцем: он в совершенстве владеет балансом и знает, в какую сторону протянуть руку, чтобы не упасть.

Он поднял голову и теперь его глаза блестели, словно их наполняла прозрачная вода. Вот только дно было так далеко от поверхности, что тонуло во мраке, и и понять, что таится в глубине, стороннему наблюдателю было совершенно невозможно.

- Иногда бывает, что одних своих рук недостаточно. Чтобы преодолеть бессилие и чего-то добиться, чтобы вернуть утраченное равновесие - нужно еще чье-то усилие. Помощь. Поддержка. Вот только я не знаю, кто из нас двоих нуждается в этой поддержке больше. - Он поднялся и шагнул к ней. - Исабэль! Я чувствую себя человеком, который совершил кражу. - Его голос звучал спокойно, хотя внутренняя страсть, неистовая сила, которая бушевала в его душе, придавала тону что-то особенное, какой-то импульс, который, казалось, мог разнести в пыль любую преграду - стоит только выпустить его наружу. - Я, посвятивший себя соблюдению закона, знаю как никто, что есть моменты, которые неподвластны ни условностям, ни установленным людьми правилам, ни общепринятой морали. Про меня говорят, что я предсказываю будущее. Нет, это не так. Я стараюсь смотреть под оболочку, вглубь, в сердце того, с кем имею дело. Получается не всегда, но если получается - можно увидеть и будущее, потому что оно внутри каждого человека. Мы сами делаем свое будущее. Устремление, сила воли и способность преодолевать препятствия - вот и все, что для этого нужно. - Он сделал маленькую паузу, но не потому, что колебался, а потому, что ему нужно было подобрать нужные слова. - Ты нужна мне. И я точно знаю, что с моей поддержкой тебе тоже будет проще одолеть все те трудности, которые нас ожидают. Конечно, если ты сама согласишься, захочешь остаться рядом, зная, что я не только испытываю к тебе привязанность, как к своей ученице, но и люблю тебя.

Он не позволил себе ни одного лишнего движения. Ему нужно было, чтобы она сама, не зависимо от его влияния, не поддаваясь на чувства, которые может всколыхнуть близкий контакт, прикосновение рук, объятия или спонтанная ласка, приняла решение, и ответила ему на ту откровенность. которую он себе допустил.

Может быть, это было испытанием. Но не только для Исабэль. Для них обоих.

+3

24

Солнце по-новому, ярче, теплее, настойчивее пробивалось сквозь витражные бойницы, служившие башенной комнате окнами. А треск поленьев в камине обрел невероятно потрясающую четкость, барабаня по ушным перепонкам не хуже огромных там-тамов Акрилона, что сопровождали выступление городских глашатаев.

Хуже всего обстояло с ее дыханием – оно стало абсолютно неподвластным, точно кто-то вынул ее сердце и поместил в грудь только что пойманную канарейку… и теперь она бьется, сумасшедшая, желающая обратно на волю.
Мир сузился до слов Рыся. Мир вокруг перестал существовать – и одновременно взорвался где-то в ней новыми красками и ощущениями.

Пересохшие губы открылись. Сомкнулись. И вновь открылись для ответа.
- Я надеюсь, что не подведу Вас… Нет. – Тихое контральто Волчицы постепенно разгорается. – Тебя. Не подведу тебя, Айрон. Потому что тоже... люблю, пусть до сих пор не решалась… Это ведь не сон, да? – Ее очередь медленно встать с пуфа. А карие глаза теперь смотрели слегка недоверчиво, пытливо, совершенно взросло, хотя светлое лицо было девичьи тонким. – Скажите, что мне все это не снится, дон Айрон Ригур, Старший Судья города Акрилон. Что Вы действительно здесь, рядом со мной. – Пальцы потянулись к его руке, ловя широкую теплую ладонь и цепляясь за нее. – Одно только Ваше присутствие наполняет меня силой… и дело даже не в амулете. – Ресницы девушки на миг опустились, а губы вновь замерли в улыбке. – Это все же моя вина. Я узнаю каждый день в Вашем доме столько нового, интересного и полезного, что вряд ли смогу отказаться от перспективы быть нужным сторонником Ордену. Пусть… мои стремления – это лишь одна сторона монеты. Еще мне нужны Вы. Ты. – Она все же сбилась, немного смущенная Исабэль Даверциан, которая обычно легко отвечала на любые каверзы гостей, горячо парировала отцу, учила нехитрым мудростям Дэяниру и даже однажды достучалась до сердца будущего Верховного Князя Рыжих Лисов. Однако теперь отступать ей было некуда. Все важное – сказано.

+4

25

Рысь приблизился, наклонившись к лицу девушки и заглянул ей в глаза.

- Любовь - это опасный дар, - сказал он негромко и мягко. - Но это все-таки дар. И принимая этот дар, мы меняемся в лучшую сторону. Если бы я не сказал тебе о своих чувствах, то не услышал бы ответа. И тогда, находясь рядом, мы оставались бы лишь наполовину близкими людьми, а на другую половину - чужими.

Он незаметным движением приблизился вплотную, и теперь она могла чувствовать не только его дыхание, но и тепло его тела. Но больше он ничего не сделал, даже не попытался ее обнять. Слишком хрупкими были их странные отношения, чтобы разбивать их так прозаически, и так спешно. Ригуру было нужно нечто большее, чем просто житье под одной крышей, но он не хотел спешить. Спешка часто рушит то, что едва начало складываться. Да и какие у них перспективы? Межклановый брак? Может быть, как раз между членами Ордена такое прошло бы более спокойно, потому что главное и для Ригура, и для Исабэль сейчас было - служение. А любовь - она существовала как бы вне этого служения, сама по себе. Но как отнесутся к такому неправильному во всех отношениях союзу родные Исабэль? Об этом тоже следовало подумать.

- Я хочу, чтобы ты знала, Исабэль. Впереди у нас много дел и много битв. Мы находимся на рубеже неизведанного, и может быть, только сейчас могут сбываться самые смелые и неожиданные мечты. Сбудется ли наша? Или может быть, нам предстоит погибнуть, так и не достигнув полного единения? Я не знаю. Но знаю, что уже сейчас принадлежу тебе. - Он едва заметно коснулся губами её лба. - Я не знаю, посмею ли перейти ту грань, что нас разделяет, но мне хотелось бы, чтобы ты это знала, и была уверена: я тебя никогда не оставлю.

"Пока смерть не разлучит нас", - произнес он про себя.

+3

26

Возможно, во время касания его губ к чистому лбу Даверциан точно так же молитвенно шептала что-то про себя. Пресловутая обособленность, преследовавшая всю ее жизнь, беспощадно настигла кареглазую и сейчас – даже обретенное и взаимное чувство грозило ей немалыми бурями и ураганами в будущем, если она не отступится и замкнет по привычке всё в себе.

В поднятом на Судью карем взгляде была та самая мягкая мятежность. Из не собиралась сдаваться и терять то, что приняла в дар… но и спешить точно так же, как и Ригур, не желала. Теперь, после преодоления невидимой, но крайне важной черты, ее шаги будут напоминать путешествие по богатым на ядовитую живность горячим пескам южнее Бебетты – очень, очень и очень осторожные. Когда кажется, что ты уже достиг мыслимого горизонта – а на деле открыл новый мир, и не знаешь, что именно тебя будет ждать, открывшегося и беззащитного.

Пытливый ум Даверциан уже давно пустил веточки мышлений во все стороны. Что – если? Отец будет против… наверняка. Матушка – неизвестно, разве что именно с женской точки зрения согласится на счастье дочери. Остальная родня еще долго не рискнет приезжать в Азнавур. Знакомые, сослуживцы и подчиненные отца, общество… Из уже видела это непонимание.
И ощутила себя на миг под палубой тонущего корабля с черными парусами.

- Если я дала слово… - Впервые голос слегка дрогнул, точно в него, как в гонг, бились молотом все эмоции темнокосой – от светлого чувства к Рысю до смутной ненависти к остальным обстоятельствам. Однако затем контральто выровнялось. – То сдержу его. Буду рядом, во всех заданиях Ордена.  – Волчица больше не касалась ладони Ригура, хотя ей очень этого хотелось. Она видела, что Рысь старается точно так же держать себя в руках, и не хотела больше искушать судьбу. – Здесь. В Азнавуре.  По всей Земле Кланов. Айрон… В Вашем распоряжении мой разум и мое сердце. Себе я не оставляю ничего.
«Сохрани в себе этот огонек… когда-нибудь он сможет стать костром, и ничто ему не помешает…»

В дверь негромко стукнули несколько раз, а затем перед беседующими предстал Верест, позади которого маячил Вариад. Первый поклонился и вежливо сообщил о готовом обеде. Второму же нарочный Волк только что доставил очередное письмо от патрона своей дочери, и седоволосый вояка был готов вручить это послание Исабэль.

+3


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Исабэль встречается с еще одним подопечным Ригура