В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Караван в Азнавур снова в пути...


Караван в Азнавур снова в пути...

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

Место действия
Всё та же дорога на Азнавур.

Участники:
Каталина Эгейл, Альюр Эгейл, Сандрин Камбанго, и другие.

Исходные данные (одно-два предложения):
Следующий этап продвижения каравана следовало бы начать с раннего утра, после того, как накануне Волки дома Даверциан задержали трёх отступников. Но лучше поговорить о том, что случилось немного раньше.

http://f5.s.qip.ru/YLAzZE6A.jpg

Альюр вернулся уже после полуночи. Женщинам не докладывали о том, что происходило снаружи, чтобы не волновать их. Волки, которые преследовали отступника, вместе с разведчиками и охраной каравана, оказались достаточно серьёзной силой, чтобы справиться с раненым Ванакаром Орсином, и двумя незнакомцами из Чёрных Волков, которые им руководили.

Поднявшись на второй этаж, Аль обнаружил господина Камбанго в карауле, у дверей комнаты.

- Всё нормально, - сказал он, похлопав Рино по плечу. - Иди спать. Сегодня уже ничего интересного не случится.

Войдя в их с Каталиной спальню, Аль уселся на край кровати и принялся стягивать сапоги. Он вроде бы и не собирался будить супругу, но она попросту не могла не проснуться, когда он появился. Аль не пытался красться незаметно, а наоборот производил немного лишнего шума, которого вполне можно было бы избежать.

- Один из этих Волков тебя хорошо знает, - заметил он, сосредоточенно разглядывая подмётку сапога, который успел снять. - Как его называли... Геррес. Я вот думаю: как это так Волк может запомнить твой запах, и до такой степени, чтобы учуять, что я только что был с тобой рядом? - Он глянул на Каталину, с явным интересом в глазах, но тут же снова посмотрел на сапог. - Странное дело! Я даже подумал: а не побить ли мне его? Но тут подвернулся Харт. Мальчишка весь вечер дерзил этим парням, которые служат дому Даверциан, и мне пришлось его выпороть. Иначе, боюсь, они бы это сами сделали.

Аль поставил сапог рядом с кроватью, и засмотрелся куда-то в одну точку. Выглядел он устало, а поскольку та ниточка, которая связала их после свадьбы, держалась крепко, его расстроенные чувства наверное можно было определить: подозрение, недовольство, настороженность, ревность... И сквозь всё это - страх? Боязнь потерять что-то очень дорогое?

Альюр сам бы не мог сейчас определить, что чувствует. Конечно, виной тому был не только Уно Геррес. Некоторая утрата покоя происходит всегда, когда соприкасаешься с неприглядной стороной жизни, которую порождают вокруг себя отступники.

Отредактировано Альюр Эгейл (2014-12-29 21:50:58)

+6

2

Как только открылась дверь, Каталина приподнялась на локте, глядя на мужа ещё подёрнутыми сонной дымкой глазами и незаметно принюхиваясь, чтобы окончательно убедиться, что он цел и невредим. Сказать можно, что угодно - тем более, что Каталина прекрасно помнила, как Альюр пытался скрыть от отца своё состояние после поединка с Юлиушем Аренски, - а нюх не обманешь.
Но, как только Аль сел на край кровати и упомянул об Уно Герресе, сон слетел с Каталины, словно его и не было. Молодая женщина прильнула к мужу сзади, обняла, сомкнув руки чуть пониже ключиц, и прошептала:
- Не ревнуй. Бедному Уно мой запах, наверное, в ночных кошмарах снится. Господин Дориан – дядя моей подруги Исабэль – назначил его нашим охранником. У тебя же есть сёстры, так что думаю, не надо рассказывать, на что способны две девицы, которые не хотят терпеть рядом с собой постороннее присутствие. Так что ему пришлось очень долго тренироваться, чтобы научиться отыскивать нас единственным надёжным способом - по запаху, вернее, даже по благовониям, которыми мы с Из пользовались.
«Кажется, не убедила». Слишком отчётливо Каталина ощущала смятение чувств, в котором всё ещё пребывал Аль. «Значит, придётся использовать особый метод».
Каталина резко подалась назад, падая на кровать и увлекая за собой не ожидавшего такого фокуса мужа, ловко увернулась и, оказавшись сверху, обдала Альюра золотистым сиянием глаз:
- Я люблю тебя, и только тебя - никто другой мне не нужен. И, если я правильно помню, кто-то, - лукавая улыбка, - очень хотел попробовать стать папой сегодняшней ночью.

+6

3

Конечно против такого приёма Альюр не устоял. Все его заботы вдруг сами собой улетучились, и он позабыл в этот момент о Герресе, о своём слишком шустром помощнике Хартмусе, об отступниках и вообще обо всём на свете, в том числе и о втором сапоге, который не успел снять. Обняв супругу и притянув к себе, он поцеловал её в губы.

- Ну, для этого стоило вернуться пораньше, - лукаво улыбаясь, ответил он, и принялся ласкать Каталину, целуя её снова и снова.

Поскольку это занятие было очень увлекательным, а до утра у них ещё было время, Аль понемногу справился с задачей освобождения от одежды, и занялся самым интересным. На этот раз он не боялся, что их кто-то услышит, или помешает в неподходящий момент, и где-то в середине подготовительной части у него мелькнула мысль о том, насколько же он был насторожен в их первую брачную ночь. А ему-то казалось, что он совершенно спокоен и ничего не боится! Вот именно, что казалось, потому что такие вещи начинаешь понимать лишь в ретроспективе. Вот сейчас он действительно чувствовал себя освобождённым от всех опасений и страхов, ласки его стали ещё более жаркими, и возня на кровати сама по себе была интересным времяпрепровождением. Ведь только Лисы умеют по-настоящему чувствовать друг друга, и поэтому любые их совместные занятия усиливают ощущения вдвое, а может быть, в сто раз!

- Ты меня с ума сводишь, - прошептал он, закончив целовать живот Каталины, и поднимаясь обратно к её лицу, не забывая покрывать каждый сантиметр её тела поцелуями. - Лина! Эта ночь не кончится, если ты захочешь... Никогда не кончится!..

Впрочем, у любого занятия есть начало и конец, который рано или поздно наступает, сколько его не отодвигай. И неутомимость Лисов тоже имеет свой предел, хотя к тому моменту, когда он приблизился, на кровати уже ничего нельзя было найти. Подушки непонятно где, одеяло... наверное оно уползло куда-то, не выдержав бурно развивающихся событий. А простыня, как самая хитрая вещь, намоталась одним концом на ногу Альюра, а другим обмотало лодыжку Каталины, связав их, словно не хотело отпускать друг от друга. 

- Маленькая какая кровать! - заявил Альюр, спихивая нечто второй ногой. Кажется, это была единственная оставшаяся на кровати до этого момента подушка. - Может, продолжим на полу? Там больше места.

"Надо было всё-таки двинуть этому Волку по морде", - мелькнуло у него в голове, словно мысль никак не желала оставлять, и улучшила момент, чтобы просочиться в щёлочку.

Аль, как все Лисы, был очень эмоционален, и дело было даже не в том, что он ревнует от неуверенности в себе. Нет, он был полностью уверен и в себе, и в Каталине. Просто он слишком ревностно готов был охранять своё счастье, даже если для этого придётся силой убирать всех мыслимых и немыслимых конкурентов за простое внимание Каталины, даже за один её взгляд!

+6

4

- А может, - Каталина изумлённо посмотрела на связавшую её с мужем простыню, пытаясь сообразить, что это такое и откуда взялось, и вдруг сладко зевнула, - немножко поспим? Тебе завтра, ой, уже сегодня, вставать раньше, чем мне. И, - Каталина наклонилась распутать узел и завеса тёмных волос скрыла её лицо, - любимый, у тебя определённо появился шанс стать папой, – нежно-лукавые нотки в её голосе не оставляли сомнений в том, что молодая женщина улыбается. - Может быть даже, двойняшек или близнецов.   
Выпутавшись из простынной западни, Каталина прижалась к Алю, используя его плечо вместо исчезнувшей подушки, как-то умудрилась накинуть на них обоих покрывало, которое хранилось в особом ящичке, устроенном под днищем кровати - как раз для таких беспокойных (или очень мёрзнущих) гостей – и через несколько минут уже блаженно спала. Тихонько посапывая и, обняв мужа за шею, – чтобы не ушёл незаметно, если опять что-нибудь случится.

Отредактировано Каталина Эгейл (2015-01-01 22:40:17)

+7

5

На утро Сандрин проснулся наверное самый первый. Он вообще не любил долго спать, да к тому же когда спишь один, проще и быстрее можно восстановить силы. Некоторое время Гиена еще лежал в постели, потому что тут было тепло и мягко, и приятнее чем на голой земле или камнях.
В голову лезли всякие мысли, о вчерашних Волках, которые ловили отступника из своего клана, о Блэкхилле, который вроде бы должен был стать князем, о судье Ригуре, на которого Рино теперь работал, и о возне Лисов, которые выясняли отношения после того, как Меченый узнал, что Хартмус со всеми перессорился и чуть не подрался с тем высоким рыжим Волком, который командовал охотой за отступником.
Что там происходило, Рино не знал точно, потому что слышал только часть этих разборок, сверху, стоя на площадке лестницы и наблюдая за дверью в комнату госпожи Каталины. Но когда Меченый ушел к жене, Рино направился к себе и столкнулся с Хартмусом. Тот был такой взъерошенный и злой, что Рино на него уставился и хотел было уже спросить, не случилось ли чего. Молодой Рыжий Лис сам заговорил.
- Я тут выпить собрался, не хочешь составить компанию?
Рино пожал плечами и пошел с ним. А за выпивкой Хартмус вдруг высказал:
- Я ни с кем ссориться не хочу! Но сам не знаю, что со мной делается, когда на меня начинают смотреть, как будто думают, с какой стороны укусить. Я не трус! И нечего меня пугать!
- Извинился бы, да и все, - подсказал Рино.
Харт помотал головой.
- Не могу. Понимаешь, не могу! Язык не поворачивается.
- Тогда терпи, - предложил Рино, не видя в том никакой проблемы.
- А я и терплю, - буркнул Харт и выпил еще.
Рино ничего не сказал. Ему метания молодого Лиса были непонятны. Он сам относился ко всему что с ним происходило философски, и может быть даже ему не хватало бурных чувств.
А на утро, пока Рино валялся в постели, к нему постучали в дверь.
- Там спрашивают Меченого, - сказал гостиничный прислуга. - Ты бы сам за ним сходил, а то неудобно будить молодоженов то.
- А мне удобно? - буркнул Рино, но все-таки поднялся, и натянул штаны. Утро выдалось прохладное и это чувствовалось даже внутри помещения.
Он вышел в коридор и пошел будить Альюра. Но что-то привлекло его внимание, когда он шел мимо лестницы.
Через пару минут он постучал в двери спальни Эгейлов, и когда Аль ему открыл, сказал шепотом:
- Только что видел, как какой-то странный тип давал одному из слуг кошелек, и при этом он назвал имя Блэкхилла. Как бы не случилось чего.

+7

6

По счастью, они с Каталиной успели проспать несколько часов, прежде чем появился Рино. Теперь же, услышав то, что сказал Камбанго, Аль вернулся к кровати и поцеловал жену.

- Милая! Одевайся и перейдите с Рино в соседнюю комнату. - Он сунул Каталине пузырёк с "зелёной феей", который успел неприметно прибрать к рукам после демонстрации господину Блэкхиллу, и добавил: - Брызнешь на порог той комнаты, чтобы никто не почувствовал, что ты там.

Аль уже сновал по комнате, быстро одеваясь на ходу. Застегнув пояс с кинжалами, он снова подошёл к дверям комнаты.

- Останешься с Каталиной, - приказал он, и ни слова больше не говоря выскользнул в коридор.

Быстро пробежавшись до конца коридора, Аль высунулся наружу из окна и принюхался. Никто не пытался пока что забираться по стене к окнам. Аль вернулся назад, заскочил в комнату Харта, растолкал мальчишку и велел вылезать через окно, спрятаться на длинном балконе и следить за тем, чтобы посторонний не залез снаружи в апартаменты господина и госпожи Блэкхилл. Убедившись, что Харт помчался исполнять указание, Аль вернулся в коридор, прокрался к комнате Блэкхиллов, и затаился за небольшим выступом стены. Чтобы быть незаметным, тут требовалась Лисья Маскировка, но по счастью, Аль владел ею в совершенстве. Вынув один из кинжалов, он замер, поджидая непрошенных "гостей".

+6

7

Но пока что вместо непрошенных пришел только гостиничный прислуга. У него на тунике был знак постоялого двора, и он нес поднос с толстым конвертом. Этот слуга поднялся по лестнице, и огляделся, словно не совсем точно знал, куда именно ему идти, но потом все-таки вспомнил, кивнул головой и пошагал в ту сторону, где была комната Блэкхиллов.
Подойдя, слуга остановился и снова прислушался. Он был Черным Лисом, и наверное он не только прислушивался, но и принюхивался. Правда, если бы он был опытным разведчиком, он наверное вычислил бы, что в углу кто-то прячется, но он выглядел невинно и кроме кинжала за поясом у него ничего не было.
Постояв некоторое время в коридоре, слуга наконец отнял одну руку от подноса и постучал в двери.
- Послание для господина Блэкхилла! - сказал он, стараясь сразу же объявить о цели своего прихода.
А еще он оглянулся - не вышел ли кто еще на его голос, и посмотрел в сторону лестницы, словно ему показалось, будто кто-то еще идет наверх. Но никто не шел, поэтому слуга остался стоять и ждать, когда откроются двери.

+5

8

В слегка приоткрывшейся двери появился, нет, отнюдь не постоялец, а хищно блеснувший наконечник боевой стрелы. Слуга – человек насквозь мирный и изрядно трусоватый – побледнел, нервно сглотнул и выронил поднос. Медное блюдо, пускавшее по стенам рыжие «зайчики», с весёлым звоном поздоровалось с порогом.
- Оставьте здесь, - приглушённо донеслось из-за двери.
Слуга кивнул и попятился, не сводя глаз с оружия, а потом исчез так быстро, как только смог.
Когда стих последний отзвук его шагов, дверь открылась побольше и появился адресат – в одних штанах, но всё ещё с арбалетом.
Господин Блэкхилл взглянул себе под ноги, не притрагиваясь, внимательно осмотрел конверт, потом, явно раздумывая, почесал в затылке. После всего случившегося, он с опаской относился даже к самым безобидным неожиданностям, но что можно сделать с письмом?
«Отравить, очень даже запросто», - подсказал внутренний голос и почтенный ювелир покосился на дверь рядом, явно раздумывая, не поднять ли с постели зятя - уж он-то, наверняка, в таких хитрых штуках разбираться должен, а потом пробормотал под нос:
- Так скоро от собственной тени начнёшь прятаться, - и поднял конверт.

+5

9

Аль вынырнул из тени и ударил его по руке, выбив конверт, который снова улетел на пол.

- Этот парень подкуплен, - сказал он быстро, после чего совсем уже собрался погнаться за слугой, но передумал, присел на корточки и достав нож, перевернул им конверт. - Если в нём какой-нибудь амулет - лучше вскрыть его вне дома, - сказал он. - Хотя... - Вглядываясь в конверт, Аль покачал головой, а потом, не вставая с корточек, посмотрел на Блэкхилла. - На вашем месте я бы вымыл руки. Вас могут пытаться элементарно отравить.

Он так и не погнался за слугой. Своим слухом разведчика он уловил, что внизу этот шустрый малый наткнулся на кого-то из Волков охраны, и похоже было, что охранника заинтересовало, куда этот слуга мчится с такой быстротой. "Никуда не денется, - подумал Аль. - Бежать ему некуда, если он тут работает".

- Это уже становится весело, - заявил он, наколов конверт на кончик кинжала и поднимаясь вместе с ним во весь рост. - Я окончательно убеждаюсь, что охранять в поездке надо вас, а не нас с Каталиной. Вообще, господин Блэкхилл, мне кажется, что ваша идея совершить вояж в столицу была не слишком удачной. - Аль повертел наколотый на нож конверт, и бросил его в лежащий на полу поднос. - Надо бы вызвать эскорт из замка вашего покойного брата, чтобы он вас охранял, а не караванщики. А заодно, чтобы привезли все новости и объяснили, что же произошло с господином Блэкторном.

Смотрел Альюр на отца Каталины скептически и оценивающе, словно и впрямь раздумывал, не отправить ли всё семейство обратно в Акрилон.

- По любому, мы отсюда не двинемся, пока я не определю, что делать дальше, - заявил он, что конечно же было наглостью, но Аль не стеснялся наглеть, когда считал, что это полезно для дела.

+5

10

- С Линой всё хорошо? – осведомился слегка оторопевший от такой наглости господин Блэкхилл. Впрочем, он прекрасно знал, что если бы что-то случилось, то зять был бы сейчас с ней, а не сидел в засаде около их двери. Поэтому без пяти минут князь отступил назад и кивнул:
- Зайди. Об этом лучше в комнате поговорить.
Закрыв за зятем дверь на ключ, Родрик прошёл к столу и, наполнив две кружки ягодным морсом из пузатого кувшина, подтолкнул одну из них к Альюру:
- Пожалуй, тебе с Линой и Эленой, и впрямь, лучше вернуться. А я в столицу поеду. Там же Рейв с женой и детьми – надо узнать, что с ними. Если охотятся за всей семьей – то могли и до них добраться.
Как же всё это невовремя! – хмуро бросил ювелир. – А с гвардией Рэда я попробую связаться. Далековато, но может сработает, - и, после паузы, спросил:
- Если меня изберут, пойдёшь в капитаны?

+5

11

- Нет. - Прозвучало это без запинки, спокойно и уверенно. - Я остаюсь в разведчиках. Как раз хотел с вами об этом поговорить, но всё минуты свободной не выпадает.

Аль положил поднос с письмом на стул, и забрал одну кружку. Самое удивительное, что он совершенно не смущался тем, что давал обещания уйти из разведчиков, поступить на службу в гвардию. Аль менял собственные решения по мере того, как приходил к очередным выводам, и сейчас он окончательно убедился, что делает своё дело, на котором он, возможно, незаменим. Так зачем бросать? Тем более что Каталина с ним уже согласилась. Но вместо того, чтобы обсудить эту тему, Аль заговорил о другом:

- Те отступники, которых арестовали Волки Даверциан, к этому письму отношения не имеют. Им нужно было получить от вас Камертон, а для этого вы должны быть живым. Ведь только вы можете сказать, где он запрятан, и достать его из потаённого места. По правилам даже ваша семья не должна это место знать. - Аль отхлебнул из кружки, и продолжил как ни в чём не бывало, словно обсуждал загородную прогулку: - В этом письме - яд. Я чувствую. А убрать вас могут захотеть, к примеру, те люди, которые уже убрали вашего брата. Из этого я лично делаю вывод, что в опасности находитесь именно вы, а не ваша семья. И опасность эта может исходить либо от людей, которые не хотят, чтобы вы заняли место князя, либо какой-то более дальний родственник, который надеется стать князем вместо вас. Ведь по правилам, ваши сыновья должны занять именно ВАШЕ место. Если вы умрёте, ещё не будучи князем, они не могут наследовать этот титул. Они могут наследовать только вашу ювелирную мастерскую.  - Аль пожал плечами. - Для начала я бы предложил поговорить со слугой, вдруг он сможет описать человека, который передал ему письмо, и вы его узнаете. А потом... Потом думать, какое вам принять решение, и куда вам ехать. Может быть, имеет смысл вообще всем развернуться и отправиться в замок моей родни. Он всего-то в сутках пути отсюда. А уж там брать охрану и путешествовать дальше. Или попросить господ из дома Даверциан, которые ночуют здесь же, проводить всех нас в Акрилон. Но решение, конечно же, за вами.

Альюр улыбнулся, и снова сунул нос в кружку.

+5

12

Услышав о том, что зять остаётся в разведчиках, господин Блэкхилл опустил свою кружку на стол и, пристально взглянув на Альюра, произнёс:
- Если увижу, что Каталине, из-за твоего упрямства, плохо – в тот же день заберу девочку домой. А будет нужно – так и развод устрою, - в его тоне прозвучала спокойная властность: вместо почтенного ювелира, за столом сидел младший князь. Выразив своё отношение к решению зятя, Родрик внимательно выслушал все предположения, касающиеся ситуации, в которой оказалась его семья, и задумался.
«Пожалуй, Элену и Лину в столицу везти не стоит, тем более, что девочка уже замужем. Но тогда надо обеспечить их безопасность».
- Значит, так. Поворачиваем к твоим родственникам, и из их замка я попытаюсь связаться с гвардией Рэда, если не получится, то напишу письмо. Когда прибудет эскорт, отправлюсь в Азнавур – даже если князем не стану, с тамошним гадюшником надо разобраться раз и навсегда.
Элена и Каталина останутся у вас – так мне спокойней будет. И господина Ригура стоит уведомить обо всём, что происходит. Сдаётся мне, ниточки от этого клубка далеко тянутся.

+5

13

Альюр согласно кивнул.

- Хорошо, - сказал он. - Но до утра лучше никому даже не намекать на то, что мы сворачиваем в другую сторону. А когда оставим женщин в замке, под надёжной охраной, я поеду с вами. Не могу же я оставить вас без защиты.

Наверное, Альюру по жизни всегда было ясно, что он должен делать, а чего не должен. Сейчас для него было очевидно, что раз в защите нуждается именно господин Блэкхилл - значит он будет охранять господина Блэкхилла. И всё-таки, несмотря на важность ситуации, о личном Аль тоже не забывал. Отставив кружку и глядя на Родрика совершенно невинным взглядом своих зелёных глаз, он проникновенно заговорил:

- Я за последнее время много раз оказывал вам недостаточное почтение, господин Блэкхилл. Это получается не потому, что я не уважаю вас, а потому, что мне пришлось трижды за короткий срок менять собственные решения, выбирая наиболее верное. Лина мне сильно помогла в этом, и я клянусь, что ни разу не слышал, чтобы между мужчиной и женщиной возникала тесная ментальная связь в первую же брачную ночь. Тем не менее, это случилось между нами, и значит, само Небо благословило наш союз. Иное дело, что у меня остались долги перед вами, потому что как ни старался я вас не вводить в заблуждение - мне всё-таки приходилось это делать. Сейчас решающий момент. - Аль понизил тон. - Жизнь разведчика во многом зависит от того, насколько он умеет держать своё слово, а я не держал слово, данное вам, и делал это сознательно. Сперва я обманул вас, когда мне нужно было уговорить вас дать согласие на помолвку, потом уверил, что буду поступать так, как вы скажете - и снова изменил своему слову, приняв решение по своему собственному разумению. Будет правильнее, если вы отплатите мне за мои нечестные поступки, чтобы мне не пришлось платить за них потом, когда от моих навыков разведчика и моей удачи будет зависеть жизнь моей семьи, вас, госпожи Блэкхилл и Каталины.

Больше он ничего пояснять не стал, продолжая всё так же спокойно смотреть на Блэкхилла.

+5

14

- Глазки будешь строить Лине, - хмыкнул господин Блэкхилл, когда Альюр решил поговорить о личном. - Или возьми пару уроков у Энри, у него это лучше получается - через год парнишка станет настоящей девичьей погибелью – но на меня всё равно не подействует. Так что переходи к делу, времени у нас и так немного.
Покаянную речь Родрик выслушал отстранённо, только когда зять упомянул о ментальной связи, возникшей между ним и Каталиной, глубоко задумался и, глядя куда-то вдаль, произнёс странную фразу:
- Наследие крови проснулось, не иначе. – Потом словно очнулся и перевёл взгляд на зятя. – Что бы я сейчас не сказал, всё будет бесполезно. Ты меня не поймёшь, пока сам отцом не станешь. Хотелось бы мне посмотреть, что ты будешь делать, когда к тебе домой явится какой-нибудь молодой нахал и сообщит, что намерен жениться на твоей дочери, а твоё согласие ему не очень-то и нужно, - господин Блэкхилл усмехнулся, потом сделал глоток морса и продолжил:
- Пока что меня вполне устроит, если ты, прежде чем влезть в ситуацию, вспомнишь, что уже не один, и подумаешь, надо ли это делать. И не будешь рисковать зря на Пустошах. Сам понимаешь, такая красавица, как Каталина, долго вдовой не останется.

Отредактировано Каталина Эгейл (2015-01-07 16:00:04)

+6

15

Альюр тихонько рассмеялся.

- Ну, на этот счёт вы можете быть совершенно спокойны! - заявил он. - Мне претит сама мысль о том, чтобы кто-то занял моё место рядом с Линой. Нет! Мы будем жить долго, и умрём в один день.

Была в его тоне какая-то странная убеждённость, словно он ничуть не сомневался в собственных словах. С такой же уверенностью можно говорить, к примеру, о том, что за окном дождь, когда слышишь, как его капли барабанят по стеклу.

- Что же, я буду считать, что вопрос с моим враньём мы решили, и вы ко мне претензий не имеете, - добавил Аль. - Но хочу предупредить: второй раз я не стану каяться и признавать за вами законное право применить розгу.

Шутил он, или говорил серьёзно? Наверное, серединка на половинку. Иногда Альюру было свойственно приходить к выводу, что ему не помешает трёпка, но подобное настроение быстро проходило, так что он и не помнил уже, чтобы хоть раз ему устроили означенную трёпку именно в тот момент, когда он сам согласен с её необходимостью.

Поднявшись со стула, Аль предложил:

- Пойдёмте, поговорим со слугой. Судя по разговору внизу, его всё-таки задержали и требуют объяснений. А заодно я попрошу у лекаря, который едет с караваном, чтобы определил, что тут за яд для вас припасли. - Он кивнул на письмо, которое так и лежало на подносе. - Только, господин Блэкхилл... - Аль сделал серьёзное лицо, но прищуренные глаза Рыжего Лиса смеялись. - Я бы советовал вам одеться. А то народ решит, что ваш охранник, господин Рино, оказывает на вас дурное влияние.

Высказав всё это, Аль с неподдельным интересом наблюдал теперь за господином Родриком, словно проверял, можно ли того довести своей манерой подшучивать и подначивать. Но всё дело было в том, что Альюру чистосердечно нравился тесть, так что поколоти его сейчас отец Каталины - ничуть бы не обиделся, а может быть, даже спасибо сказал.

+5

16

Шутка зятя окончательно разрядила обстановку: господин Блэкхилл усмехнулся, положил арбалет на стол и, уже стоя около занавеси, разгораживавшей комнату на две части и скрывавшей кровать, ответил:   
- А может, тебе стоит взять пример с Сандрина? Чтобы жене было на что смотреть? Да и насколько я знаю, женщинам загар нравится.
Родрик осторожно, чтобы не разбудить переволновавшуюся – Элена даже приняла настойку для сна – жену, прошёл за занавесь и, вернувшись уже в рубашке и куртке, подхватил со стола свой неразлучный арбалет:
- Правильно и в нужное место выпущенная стрела очень хорошо развязывает язык, - вышел из комнаты вслед за Альюром и закрыл дверь.

+6

17

Внизу Волки из охраны разбирались со слугой, с которым никто бы и не стал разбираться, если бы он сам не повел себя страннее некуда. И дело было не в том, что он письмо передал, а в том, что он понимал, что наверное в письме что-то не то. Иначе он не дергался бы от каждого шороха. А ведь сказал ему незнакомец: "Старайся чтобы никто не видел, что конверт именно ты принес". Спрашивается - зачем? Да еще деньгу дал крупную. В общем, и слуга оказался лопух, и тот кто ему письмо передал не лучше.
Когда слуга спустился вниз, он увидел, что на него смотрит один из охранников, который проснулся и вышел в зал и оглядывается, все ли в порядке. Черный Лис от него шарахнулся, и сделал попытку удрать, а Волк заподозрил, что этот слуга - воришка, и наверное что-то стянул, да испугался, что его застали врасплох - и погнался за ним. Поднялся небольшой шум, на который прибежал хозяин постоялого двора, и еще двое охранников. Слугу стали трясти и спрашивать, что он натворил, а он только твердил на все лады: "Я не виноват! Мне велели передать! Откуда я знаю, что в письме! Я не виноват". И все то же на разные лады.
Хозяин двора конечно же заподозрил неладное, и попросил слугу обыскать, а в кармане у него нашлась серебряная монета. Хозяин таким крупными деньгами со слугами не расплачивался, а для чаевых это было уж совсем несусветно, поэтому слугу снова принялись трясти, и кое-как от него вызнали, что утром прибыл какой-то незнакомец и велел передать господину Блэкхиллу конверт срочный, дал за него серебряный и велел быть осторожным, чтоб никто не увидел, что это именно он конверт принес.
Как только Меченый с господином Блэкхиллом показались на лестнице, Волк-охранник тут же к ним подскочил и доложился:
- Господин Блэкхилл! Вам должны были передать какой-то подозрительный конверт, который передал человек, прибывший только что утром. Только сам этот человек уже сбежал, а слуге он дал серебряную монету, да еще велел конверт руками не трогать! Вдруг там какой-нибудь амулет враждебный!
Хозяин тоже подошел, а с ним еще несколько постояльцев, выбежавших на шум, и остальная охрана, которая конечно же не могла не подняться, когда вокруг такая кутерьма.
И теперь все это скопище смотрело на Блэкхилла так, как будто он - наследный князь, которого только что хотели извести, и никто не ожидал, что он целый и невредимый появится. Даже на Меченого никто внимания не обратил, пялились на господина Родрика, и кажется, даже не дышали.
А слуга, которого один из Волков держал за шиворот, обмяк весь, и такое впечатление, что только и ждал, как бы от него отвлеклись, чтобы удрать. А как арбалет увидел у Блэкхилла в руке - так и вовсе сжался весь, словно в него уже выстрелили.

+5

18

Аль тут же подошёл к слуге, но хватать его не стал. С этой задачей прекрасно справлялся Волк.

- Ну и что это был за человек? - спросил он, скрестив на груди руки, и прищурившись на парня, словно оценивал, не добавить ли к вопросу что-нибудь существенное, например оплеуху. - На вашем месте, я бы всыпал этому парню по заднице жгучей крапивой, - посоветовал он хозяину постоялого двора, не дожидаясь ответа, тем более что на вразумительный отчёт от перепуганного слуги он и не рассчитывал. - Чтобы помнил, что не следует браться за поручения, если чувствуешь, что дело нечисто.

Жгучая крапива росла практически повсеместно, и отличалась от обычной красивыми фиолетовыми соцветиями, и гораздо большей жгучестью. Некоторые медики считали, что она весьма полезна, если употреблять молодые растения в качестве столовой зелени. Но при этом оговаривали, что собирать её лучше в толстых перчатках. Самое неприятное, что чешащаяся опухоль от воздействия такой крапивы держалась гораздо дольше, чем от крапивы обыкновенной, и Аль справедливо считал, что у слуги будет достаточно времени, чтобы запомнить урок надолго.

То, что все смотрела на Блэкхилла, было вполне логично, так что Аль тоже посмотрел на отца Каталины, и добавил:

- Я могу попробовать поискать следы того "доброго человека", который раздаёт серебряные монеты за право отравить вас какой-то гадостью.

+4

19

- Пожалуй, - кивнул господин Блэкхилл на предложение зятя. – Если найдешь, не лезь на рожон. Он может быть не один. В таких делах не принято оставлять свидетелей.
«А теперь, из-за одного идиота, придётся ломать голову, перебирая всех родственников и не только», - ворчал про себя почтенный ювелир, в глубине души прекрасно зная, что не успокоится, пока не выяснит всё о смерти брата и - если она не была естественной - не накажет его убийц. Род Блэкторн был одним из самых малочисленных среди Чёрных Лис, и в то же время, одним из самых заметных: его представители отличались не только красотой, но также упрямством и преданностью семье. Именно поэтому – «задеть Блэкторна», означало «навлечь на свою голову кучу неприятностей».
Родрик не спеша спустился вниз, поздоровался с Волком, всё ещё державшим за шиворот перепуганного слугу, сел за стол и устремил пристальный взгляд на мелко дрожавшего бедолагу, который, кажется, готов был напустить лужу.
- Если расскажешь всё, что помнишь, твою судьбу решит хозяин, а будешь выгораживать того, кто тебе заплатил – превратишься в ёжика, - мужчина мягко качнул арбалет, наводя его на цель.

Отредактировано Каталина Эгейл (2015-01-10 20:18:05)

+7

20

Аль оставил господина Блэкхилла разбираться, а сам ушёл, вынюхивать лазутчика. Заодно проверил, что делает Харт. Мальчишка старательно караулил окна на предмет того, чтобы в них никто не забрался.

- Ладно, иди в дом, - отменил свой приказ Тери. - Там сейчас разговор серьёзный с одним парнем. Он пытался подсунуть господину Блэкхиллу отравленное письмо. Иди, пригляди, что да как. Вдруг твоя помощь понадобится.

- А ты куда? - встревожился Харт.

- Так, воздух понюхаю, - сказал Аль, и махнув рукой - направился к воротам.

Харт постоял чуть, а потом побежал в дом.

- Я ничего не сделал! - изворачивался как мог слуга в этот момент. - За что меня убивать? Мне сказали передать конверт - и всё! Откуда я знал, может быть там какое-то секретное послание!

Державший его за шиворот Волк тряхнул его слегка, и рявкнул:

- Тебе сказали: опиши, как дело было! Эй, Гвидо! - обратился он ко второму Волку из охраны каравана. - А принеси-ка действительно пучок крапивы. Там, у конюшни я видел. Глядишь, этот щенок станет разговорчивее.

Хозяин постоялого двора всё-таки для порядка возмутился:

- Ну, вы не особенно-то распоряжайтесь моими людьми! Это мне решать, что с ним делать.

Волк хладнокровно шагнул к нему, притянув за шиворот слугу, и сунул его шиворот в руки хозяина.

- Тогда и отвечай за своих людей, если ты такой умный! - посоветовал он.

Его товарищ, ни слова не говоря, вышел из помещения, посчитав, что как бы дело ни пошло, а надо запастись чем-нибудь для проведения интенсивного допроса.

Наконец, все слегка успокоились и обратили внимание на господина Блэкхилла, который вообще-то ждал ответа на свой вопрос.

- Ладно, говори, - потребовал хозяин постоялого двора от слуги. - А то я сам тебя отделаю, так что пожалеешь, что родился.

- Не могу. - Парень вдруг упёрся, хотя и смотрел с ужасом на арбалет. - Ну не могу я! Понимаете? Я бы и рад, да не могу! Он же с меня слово взял, что я о нём никому не скажу. Сказал, что он прячется, что это очень важно для господина Блэкхилла, но что его не должен никто видеть, потому что он своей жизнью рискует, это послание передавая. Что это и для господина Блэкхилла тоже важно, чтобы никто не видел, как я ему этот конверт передаю. Потому и заплатил так много... Ну, за хлопоты то есть.

Волк покачал головой и в свою очередь посмотрел на Блэкхилла и его арбалет.

- Врёт поди, - сказал он задумчиво.

+6

21

- Да, слово – это серьёзно, - спокойно согласился господин Блэкхилл, изучающе глядя на слугу. – И твой наниматель был прав – для меня это, действительно, очень важно. Что может быть важнее покушения на мою жизнь.
В ответ же на замечание Волка, Родрик лишь покачал головой:
- Нет, парень говорит правду. Сдается мне, что тот, кто его нанял, использовал амулет «отвод глаз». Самая простая вещица – её частенько девушки используют, чтобы от непонравившегося кавалера незаметно избавиться: отвлекут его внимание, а сами тихонечко уйдут. Так и здесь – только в отличие от девичьего амулета, здесь могли использовать более мощный: парень человека вроде видел, но вспомнить отчётливо не может.
В столь глубоких познаниях почтенного ювелира не было ничего удивительного: состоятельные горожане очень часто заказывали кольца, броши, кулоны, пряжки для поясов и другие украшения, чтобы потом использовать их, как амулеты или артефакты.
Считай, что тебе повезло, - ювелир иронично усмехнулся, обращаясь к слуге, но арбалет положил на стол. - Твой наниматель мог бы дождаться, пока ты сделаешь своё дело и попросту убить. А вам, почтенный, - Родрик перевёл взгляд на хозяина постоялого двора, - я всё же посоветовал бы выпороть этого молодого человека, для лучшего понимания того, во что он вляпался и впредь более внимательно относиться к выбору прислуги.

+5

22

Хозяин постоялого двора качнул головой.

- Об этом не беспокойтесь, - пообещал он, и в его заявление можно было поверить. Он уже разозлился, что из-за нерадивости и глупости своего человека, теряет престиж всё его заведение.

В это время Альюр не спеша шёл в обход двора. Что-то подсказывало ему, что человек, привёзший отравленное письмо, всё ещё здесь. Запах - вот что! Самый точный указатель в данный момент. Но увы, что-то мешало. Уже почти рассвело, но тени всё ещё были глубоки, и мрак не спешил отступать из самых потаённых углов постоялого двора. Но дело было не в освещении. Аль, как все Лисы, превосходно видел при любом освещении, и даже при полном отсутствии оного. Что-то мешало ему разглядеть врага.

"Амулет! - догадался Меченый. - Ах, ты, зараза!" Мысль прозвучала почти что ласково. Разведчик, тысячу раз ходивший на Пустоши, мог обойти такую вещь, как амулет для отвода глаз. Конечно, у его двоюродного брата Тери это получилось бы ещё легче, на "раз-два", но и Аль обладал достаточным опытом, чтобы знать, что ему делать.

Он пошёл медленнее, а между стеной дома и конюшней и вовсе остановился, словно раздумывая, куда двинуться дальше. Он стоял, совершенно расслабленно, и прикрыв глаза. Сейчас он сделал то, что умели делать немногие Лисы: полностью отключил зрение, будто попал в кромешную тьму, и отдал все ментальные силы на слух, осязание и обоняние. Это было словно шаг в иное измерение, в котором не было ничего, кроме тактильных ощущений, звуков и запахов. Всё замедлилось, и через несколько секунд мир наполнился новыми красками: топтались лошади в конюшне, едва слышно скреблась мышь где-то под стрехой, приглушённо, но отчётливо звучал разговор за стеной дома. Пахло свежими фруктами, сырым мясом, мыльной водой, перемешанной с густым земляным духом - где-то за домом служанка опорожнила тазик после умывания... Прикосновение лёгкого сквознячка, который почему-то шёл совсем не с той стороны, с которой должен был идти...

Шелест одежды, короткий взмах... Мгновенный шаг в сторону, и вскрик боли.

Аль открыл глаза, одновременно оборачиваясь. Чёрный Лис с перекошенным болью лицом оседал на землю, держась за бок. По его одежде расплывалось красное пятно. Рядом, словно замедленный какой-то магией, падал короткий кинжал. Коснулся камней, зазвенел...

Меченый наклонился и подобрал выроненное врагом оружие. Тонкое лезвие с едва различимой бороздкой по краю, уходящей в полую рукоять. Только зрение Лиса могло разглядеть эту направляющую сразу.

- Как я понимаю, если бы ты меня хоть оцарапал - я бы был уже мёртв? - с интересом спросил Аль, и посмотрел на сидящего на земле противника. - Хорошенькие методы сейчас у почтальонов. - Он засмеялся, обнажив свои ровные, белые зубы. - Но у тебя ничего не получилось, приятель. Эй! - Он окликнул одного из охранников, выглянувшего во двор. - Зови людей, я поймал того, что покушался на господина Блэкхилла. Только захвати какую-нибудь тряпку - перетянуть ему рану. А то кровью изойдёт.

Вытерев о пучок сена собственный кинжал, Аль убрал его в ножны.

Через несколько минут раненый Чёрный Лис, Альюр, двое Волков-охранников и местный конюх, принявший живое участие в доставке пленника, были уже в зале. Злоумышленника плюхнули на подставленный стул. Он был бледен и держался за бок. Наскоро наложенная повязка пропитывалась кровью.

- Господин Блэкхилл! - Аль шагнул к нему и выложил на стол отобранный кинжал с ядом в рукоятке, и едва уловимой бороздкой по всей длине лезвия. - Этот тип вам, случаем, не знаком?

+5

23

Когда Каталина спустилась вниз, Саяна посчитала, что её присутствие внизу будет всё же несколько излишним, ведь по сути произошедшее с Блекхиллами ни её, ни её семьи не касалось. Развернувшись, девушка зашла обратно в комнату, устало прилегла на кровать и сама не заметила, как провалилась в сон.

Утро началось со звона чего-то металлического о пол. Резко подскочив, Саяна повернула голову к двери и настороженно прислушалась. Впрочем, знакомые голоса чуть успокоили её, хотя она и не понимала, с чего такая суета.
А после и вовсе была удивлена и даже в некотором роде испугана событиями, которые ей рассказала девушка, приставленная помогать ей. Пока служанка увлечённо рассказывала всё, что знала о произошедшем, Саяна встревоженно думала о том, что делать с детьми, которых оставили на её попечение родственники, сами куда-то спешно уйдя. "Внизу может быть опасно, но и здесь оставлять их нельзя. Что же делать?"
Впрочем, компромис нашёлся быстро: Ян решила, что спустится вниз вместе с детьми и постарается поскорее прибиться к своей родне. Волчица была уверена, что родственники просто не в состоянии были остаться на месте, когда так опасно быстро развиваются события.
Спустившись, Яна тут же поняла, что оказаться здесь всё же было не лучшей идеей: весь зал был полон прислугой и постояльцами, сейчас внимательно слушавшими исповедь провинившегося слуги. Однако возвращаться было уже поздно: её с детьми зажало между людьми, не давая сдвинуться с места. Прижав к себе Диабеллу, Лако и Диану покрепче, Саяна стала прислушиваться к тому, что творилось сейчас Альюром и господином Блекхиллом на глазах многих людей - расследованию покушения.

+4

24

Господину Блэкхиллу хватило одного взгляда на скривившегося от боли в боку Лиса – взъерошенные тёмные волосы, карие глаза, неброского буро-коричневого цвета, но добротная одежда – и незаметного принюхивания:
- Нет, я его раньше не видел. И к людям моего брата он точно не относится, если конечно, Рэд, после нашей последней встречи, не набрал на службу новичков.
Вообще-то разбираться с этим типом следовало в отдельной комнате, а не в общей зале постоялого двора, в которой собралось порядочно народу, тем более, что у Лиса вполне мог быть здесь сообщник.
Родрик посмотрел на зятя, пытаясь дать ему это понять, но вдруг раздался топот, и со второго этажа слетел лекарь, которого господин Блэкхилл и Альюр попросили изучить отравленное письмо. Лицо почтенного Лиса сияло искренним восторгом, а в глазах появился сумасшедший блеск исследователя, дорвавшегося до любимого дела.
- Господин Блэкхилл, я в восхищении! – на весь зал заявил лекарь. – Вас собирались отравить совершенно изумительным способом с помощью потрясающего средства. Тот, кто это придумал – настоящий самородок, я непременно должен с ним познакомиться.
Господин Блэкхилл едва удержался на стуле: то, что учёные малость с головой не ладят – оно понятно и даже простительно, но что и у лекарей такое бывает, он и не думал. И уж точно, к своему отравителю никакого восхищения не испытывал, а хотел просто и незатейливо оторвать голову, при личной встрече.

+6

25

Когда появился лекарь и заявил про яд, раненый Черный Лис неожиданно словно очнулся, поднял голову и хрипло воскликнул:
- Я тут ни при чем! Зачем меня ранили? Я ничего не сделал!
Один из охранников, который его обыскивал и нашел у него амулет, отводящий взгляд, возразил ему, положив амулет на стол рядом с отравленным кинжалом:
- А ножики отравленные ты на всякий случай с собой носишь? - Потом он перевел свой взгляд на Меченого и сказал тому: - Рисковый ты человек! А если бы он тебя задел этой штукой? Я такие кинжалы видел, и самое интересное, что их делают как раз оружейники из Черных Лис.
- Знать ничего не знаю! - продолжал возмущаться пленный. - Я шел мимо, а этот Рыжий Лис на меня напал и ножом в бок ударил.
Он надеялся, что в зале много людей собралось, и не все знают, в чем дело, поэтому могут поверить и возмутиться. Но тут как на зло гостиничный слуга, которого обещал выпороть хозяин, открыл рот и заявил:
- Это он мне конверт передал! Его голос!
- Да он бредит! - отрезал раненый Черный Лис. - Я знать не знаю ничего о том, что тут делается, я только сегодня утром приехал, и даже еще место не успел в гостинице заказать! Я требую правосудия!
От лекаря слегка все отвлеклись, потому что Черный Лис возмущался все громче. Кровотечение у него было не слишком сильным, и благодаря повязке почти остановилось, и это словно придало ему сил, и он решил защищаться.
Но при этом он такой взгляд бросил на господина Блэкхилла, словно испепелить его был готов. Это всего на одну секунду было, потому что он тут же стал смотреть в сторону, но на какой-то миг могло показаться, что он на него бросится, чтобы закончить начатое.

+4

26

- Может быть, он относится к людям того человека, который занял бы место вашего брата, если бы не было вас? - спросил Альюр у господина Блэхилла, не обращая внимания ни на вопли преступника, ни на лекаря, ни даже на толпу, собравшуюся в зале. Впрочем, толпа ему всё-таки не нравилась, поэтому он огляделся и сказал командиру Волчьего отряда:

- Наверное, будет лучше, если вы попросите людей разойтись и заняться своими делами.

Волк кивнул, и повернулся к собравшимся.

- Дамы и господа! Пожалуйста, возвращайтесь в свои комнаты! Вам нужно собраться, умыться, позавтракать и отправляться в путь. Расходитесь, не толпитесь! Здесь не происходит ничего интересного!

Благодаря его увещеваниям, и помощи остальных охранников, люди действительно начали расходиться. Вопли пойманного Чёрного Лиса не подействовали. Охрану и безопасность обеспечивали Волки, да хозяин постоялого двора, так что правильнее было оставить на них решение вопроса с тем, нужно отдавать кого-то правосудию, или нет.

- Отведите и слугу, и этого раненого вон в ту комнату, - предложил Аль. - Надеюсь, наш уважаемый хозяин не будет возражать?

Хозяин постоялого двора кивнул, Волки-охранники подхватили обоих Чёрных Лисов и уволокли из зала. Слуга вяло возмутился, но сильно сопротивляться не стал, а раненый сделал вид, что ему плохо, обвис - и его пришлось буквально уносить на руках.

Аль наклонился к столу, чтобы быть ближе к Блэкхиллу, и сказал очень тихо, так что никто посторонний сейчас их не услышал бы:

- Слуга врёт. Если бы он промолчал, я бы не догадался, но этот человек, которого я ранил, в помещение не заходил, он был снаружи. Тот, кто передавал письмо, ушёл через заднюю дверь, я это по запаху чувствую. И его нет внутри постоялого двора. Скорее всего, этот, которого я ранил, остался покараулить, а может быть, довести дело до конца в случае неудачи. А со слугой я бы предложил поговорить более жёстко. Нужно только уладить этот вопрос с хозяином, а то он лезет защищать своих, что несомненно очень благородно с его стороны, но в данный момент может здорово помешать.

На лекаря Аль так и не обратил внимания. Его не интересовал состав ядов, главное, что сам по себе яд был в наличии. Так что он оставил решение вопроса с медиком на господина Блэкхилла.

+3

27

Взбудораженного медика господин Блэкхилл отвлёк самым простым способом: попросил как можно более подробно изложить результат исследования отравленного письма. И теперь лекарь, устроившись за столом у окна, строчил по бумаге с таким вдохновенным лицом, словно писал не отчёт о попытке покушения на жизнь человека, а романтическую балладу в честь возлюбленной.
После этого господин Блэкхилл задумался о предложении зятя, которое показалось ему вполне разумным и, усмехнувшись, так же тихо, предложил:
- С хозяином пусть поговорит господин Камбанго – он у нас не только служитель Ордена Хранителей, но ещё и доверенное лицо Старшего Судьи Акрилона. Думаю, если Сандрин покажет свою звёздочку, хозяин будет сидеть тихо, как мышь под метлой, чтобы у него не было ещё больших неприятностей.     
Что касается слуги, то если он врёт, значит, у него есть очень веская причина, потому что он сильно напуган. Возможно, он хорошо знает человека, который велел передать письмо и сейчас старается его выгородить. И, тот, кто передал письмо - точно он, а не она? Мужчину обычно выгораживают, если он близкий друг или член семьи, а женщина может быть не родственницей, а возлюбленной: тогда всё сильно усложняется.

+3

28

Аль согласился с доводами господина Блэкхилла, и очень скоро они убедились, что расследование может занять слишком много времени. А караван уже собирался в путь, и тянуть было нельзя.

Аль появился в той комнате, куда попросил перейти Каталину, но лишь улыбнулся своей супруге, и тут же заговорил с охранником:

- Тебе придётся вернуться в Акрилон, - сказал Лис, и поднял руку, чтобы пресечь возможные возражения. - Мы не едем в столицу. Сейчас господин Блэкхилл сообщит на ушко главе каравана, что мы дальше не идём, а когда караван тронется - мы выедем последние и свернём с дороги, в сторону замка моего дяди, Райнара Рыжего, к роду которого относится и моя семья. Так что на тебе - доставка пленных в Орден. Охрану хозяин постоялого двора пообещал, равно как и надёжную клетку, чтобы вести всех этих типов. А сейчас сходи к Блэкхиллу, потому что у него наверное тоже будет для тебя задание.

Решив на этом, что хватит уже инструкций, Аль бесцеремонно отвернулся от Гиена и подошёл к Каталине.

- В столицу ты не попадёшь, зато можешь хорошо провести время, познакомившись с моей шумной роднёй, - улыбаясь, сказал он. - Так что пора собираться.

Может быть, у Рино и имелись какие-то возражения, но Альюр сейчас не было намерен их слушать. По его мнению, обязанности Рино на данном этапе заканчивались, так как ему было поручено охранять их и сопровождать в Азнавур. О том, что подумает на это сам Рино, Альюр даже не задумывался.

+3

29

Зато Рино задумался. С одной стороны, Меченый был прав, и его обязанности вроде бы на этом заканчивались, но с другой стороны, Рино боялся сделать что-то не так и не доделать дело, которое ему было поручено. Но Меченый уже нагло отвернулся, и Рино осталось только мысленно вздохнуть.
"С этим Лисом трудно иметь дело, - подумалось ему, - Но он мне нравится. Может быть, все Рыжие Лисы такие?" Тут Рино вспомнил, как пару лет назад один Рыжий Лис, имени которого он не успел узнать, откупил его от наказания за драку. "Наверное поэтому я к ним так предвзято отношусь? - подумал Рино. - И готов даже терпеть их бесцеремонность и наглость".
Знал бы он, что тот Рыжий Лис приходится Меченому родственником!
- Хорошо, я возвращаюсь, - сказал Рино вслух, хотя вроде бы его слов никто уже не ждал, и Лисы отвлеклись друг на друга. - Счастливой дороги!
Он повернулся, открыл двери и вышел из комнаты. И действительно пошел к господину Блэкхиллу. Вокруг царила суета, потому что все спешно собирались ехать дальше, а Рино шел мимо и не обращал ни на кого внимания. Ему было немного грустно, что придется расставаться с семейством Лисов. С ними было забавно. Но теперь он был при деле, так что самое время было подумать о том, что Меченый навялил ему везти в Акрилон арестованных.
- Господин Блэкхилл! - сказал Рино, когда нашел отца госпожи Каталины. - Мне Меченый сказал, что у вас есть какие-то поручения ко мне. И еще - что я должен везти обратно в город арестованных. - Тут его что-то стукнуло, и он добавил: - Но если вы считаете, что я могу пригодиться вам в вашей дальнейшей дороге - только скажите. Вы старший, я подчинюсь.

+4

30

Каталина не подала вида, но когда Альюр сказал, что вместо столицы они направятся в замок его семьи, молодая женщина взволновалась. Конечно, её свёкор Фарго Эгейл принял их брак, но кроме отца, у Аля есть ещё старшие сёстры и неизвестно как они отнесутся к невестке. У них, наверняка, была на примете какая-нибудь девушка из Рыжих Лис, которую они желали бы видеть женой брата.
- Хорошо, но всё уже собрано, мы же должны были скоро отправиться в путь, - Каталина улыбнулась. – Надо только вернуться в нашу комнату и забрать вещи. 

Решение отправить обоих арестованных в Акрилон сняло с плеч господина Блэкхилла тяжёлый груз: в том, что лезть в гадюшник, заведшийся вокруг покойного брата, всё равно придётся, он был твёрдо уверен, но лучше делать это не наобум, а тщательно подготовившись. Поэтому пока решались вопросы о перевозке и охране, господин Блэкхилл написал судье Ригуру ещё одно письмо, и на этот раз сообщил о своих подозрениях относительно смерти брата. Пожалуй, перед тем, как снова отправляться в Азнавур, стоит вернуться домой и лично посоветоваться с господином Ригуром.
От размышлений почтенного ювелира отвлёк очень кстати пришедший Сандрин:
- Вы как нельзя вовремя, господин Камбанго, - Родрик поднялся из-за стола. – Поручение у меня к вам только одно: передайте, пожалуйста, письмо Судье Ригуру. Что же до дальнейшей дороги, я пока что воспользуюсь гостеприимством моих новых родственников, а когда решу продолжить свой путь в столицу, обязательно сообщу об этом господину Ригуру. Так что, вполне возможно, мы ещё встретимся и большое вам спасибо за помощь.

+3


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Караван в Азнавур снова в пути...