В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Обучение Исабэль Даверциан. Этап первый


Обучение Исабэль Даверциан. Этап первый

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Место действия
Город Акрилон, дом Старшего Судьи Ригура.

Участники:
Исабэль Даверциан, Айрон Ригур.

Исходные данные (одно-два предложения):
Декан намеревается срочно начать обучение своей новой ученицы, и для этого оставляет ей новое задание. Правда, на этот раз оно носит более теоретический характер.


Когда после встречи с Лорелином Рейнольдом Третьим Исабэль вернулась в дом Судьи, ее встретил юный племянник Ригура - Марти.

- А я вас жду, госпожа! - сообщил он, кланяясь девушке. - Дядя поехал в суд, и сказал, что вернется к обеду. Но он просил, чтобы я за вами поухаживал.

Юный Марти явно гордился поручением, и старался держаться солидно, как и подобает воспитаннику декана Ордена, но на деле у него это плохо получалось. Вечером при дяде он еще себя сдерживал, а сейчас его одолевало любопытство. Сестра занималась с учителем музыки, и хотя Марти прекрасно мог бы поприсутствовать и поучаствовать в этом процессе, ему было интереснее ближе познакомиться с новой подопечной господина Ригура. Так что он смотрел на Исабэль с живейшим интересом, и очень надеялся при этом, что она согласится принять его услуги.

- Вам нужно чего-нибудь перекусить, и еще дядя выделил вам кабинет для занятий и оставил там книгу и тетрадь. Если хотите, я вас провожу, а потом принесу поесть прямо туда. Хотя вообще-то дядя не любит, когда едят не в столовой, - справедливости ради признал он. - Но вы ведь наверное устали, и можно сделать исключение.

Если честно - Марти очень хотелось посмотреть, что там за книжку оставил его дядя и зачем он посылал госпожу Даверциан в Северную кордегардию. Последнее Марти успел узнать от кучера, который не видел причин скрывать от хозяйского племянника, куда возил юную госпожу Даверциан. Но Марти стеснялся прямо спросить девушку о том, чем таким интересным она занималась, и попросить показать оставленную ей книгу. Поэтому он решил действовать в обход. Конечно, Рыси были не ровня Лисам, чтобы хитрить и добиваться своего окольными путями, но юные Рысята в силу своей энергии обладали не меньшим любопытством, которое порой толкало их на отчаянные шаги, куда опаснее и рискованнее, чем попытка проникнуть в чужой кабинет, что-то выведать или подсмотреть.

+4

2

Каждому хочется знать, что есть кто-то, кому он интересен.

Вошедшая в дом Старшего Судьи в сопровождении Волков Даверциан вдохнула и почти задержала дыхание, прикрывая веки и слабо улыбаясь в процессе стягивания с тонких пальцев таких же тонких кожаных перчаток. Ей нравилась здешняя атмосфера. Ей были по сердцу размеренные и спокойные звуки жизни крепости Рыся. И она очень хотела вновь увидеть Айрона Ригура и сказать, что сердце ее нашло для Лорелина нужные слова…

Войцек откланялся почти сразу же после того, как вежливый гвардеец закрыл за вернувшимися гостями дверь. Рукманн и Рыжий проследовали за командором,  явно на спешный «военный» совет.  К тому же, у мадемуазель уже нарисовался новый провожатый, поэтому подопечную центурион покинул с чистой совестью. Да и в целом, некая мысль уже некоторое время настойчиво билась в виске седоволосого вояки -  у Исабэль Даверциан начался новый виток жизненной спирали, и, к сожалению, Войцек Вариад из этого же Дома, никак не в силах что-то сотворить с этим витком. Заворачивая за угол коридора, который вел к выделенным Волкам апартаментам, Вариад внезапно и буквально на ходу понял, что даже Дэвиан Даверциан уже ничего не смог бы изменить.

… Девушка слегка склонилась вперед, улыбаясь юному, но такому галантному Рысю. Темные, слегка вьющиеся мягкие прядки закачались в такт спокойному дыханию, однако легкие круги под ясными глазами подсказывали, что Из основательно измотана. Что, впрочем, не помешало ей с легкостью сотворить пресловутый поклон и принять приглашение.

- Совершенно не буду против вашей компании, Марти. А если вы все же проведете меня в столовую – от моей искренней благодарности Вам не никуда не деться, обещаю.

Слегка заговорщически приподняв бровь, девушка приняла руку мальчика – с воспитанием и манерами в здешних стенах все было в полном порядке. Так они прошли в столовую, где Из попросила у той самой услужливой служаночки, что помогала Даверциан с ночными прогулками по дому, пару ломтей свежего хлеба, холодного мяса и несколько сырных долек. Есть от искусственно подавленной кольцом усталости особенно не хотелось, но раз уж Ригур  назначил ей первое занятие – то по его завершению у нее точно сведет все внутри от голода. Преодолев слабое волнение и огорчение от отсутствия хозяина особняка, Исабэль решила перекусить вместе с Марти, деликатно уговорив юного Рыся разделить с ней нехитрую трапезу.

Расположившись поудобнее на стуле, кареглазая с интересом изучала племянника Ригура, время от времени отпивая из кубка с легким вином, разведенным на три четверти свежей водой. Поймав очередной пытливый взгляд Марти, она слабо улыбнулась.

- Если вы вместе с Долли навестите меня как-нибудь после занятий, я с удовольствием расскажу вам о столице. Доводилось ли вам, Марти, бывать в Азнавуре?

+7

3

Юному Рысю было четырнадцать лет (он сам любил думать, что "уже почти пятнадцать"), да к тому же, живя у дяди, он постигал помимо всего прочего и науку светского поведения. Правда, всякие условности давались Марти с большим трудом, потому что энергии у него было хоть отбавляй, а применять ее особо было негде. Разве что на занятиях с учителями. Как все дети Рысей, и он и его сестра учились на дому, не посещая общие школы, что не мешало Марти и Долли дружить в соседскими ребятишками и встречаться с ними в свободное от занятий время.

- В столице я не бывал, - обстоятельно ответил мальчик на вопрос Исабэль. - Но слышал, что это большой и очень красивый город. Наверное, вы по нему скучаете? - Надо бы было дождаться, когда собеседница ответит на вопрос, но вместо этого Марти добавил: - Мы хотим этим летом поехать погостить в горах, у какого-нибудь семейства, только еще не выбрали, у кого именно. Дядя не против. А вот в столицу не знаю, когда попадем. И мне, и Долли будет очень интересно вас послушать.

...Книга, которую оставил Айрон для своей ученицы, была очень древняя. Даже язык слегка отличался. Точнее, не сам язык, а форма изложения, более витиеватая и вычурная, не сухой слог летописца, который старался по возможности передать суть, не заботясь о красоте передачи, а скорее поэтическая форма прозы. Называлась книга: "Практические знания об амулетах и их влиянии на наше восприятие мира и окружающих нас людей".

Айрон заложил книгу толстой кожаной закладкой, чтобы Исабэль могла сразу же найти тот момент, который ему захотелось для нее выделить.

"...Глава Тридцать Восьмая, в которой поведаем мы о чудесной и поразительной способности, именуемой нами по простоте нашей ментальным обонянием.

Способности такого рода являются чрезвычайно редкостными и поразительным, ибо невозможно найти им достойное толкование. Известно же нам, непосвященным в это чудесное вИдение избранных особ, лишь то, что так же легко, как обычный человек обоняет аромат розы, или отличает по оттенкам запахов крепость и тонкий букет благородного вина, избранный различает все разнообразие запахов неощутимых тем предметом, который нарочно дарован нам для этого - своим носом. Ибо это - ментальное восприятие ароматов, исходящих от чувств и мыслей, помыслов и надежд.

Сия чудесная способность дремлет в избранном до той поры, пока не наступит пробуждение, к которому подвигнуть может амулет, назначенный вовсе не для усиления обоняния носового, а для укрепления его собственных сил и поддержки его организма. Ежели такое наступит - следует считать, что вас постигла величайшая удача, ибо различение добра и зла, лжи и правды, притворства и искренности - архисложнейшая задача, разрешить которую неспособны порой никакие амулеты и никакие человеческие наблюдения..."

В раскрытой рядом с книгой тетради Айрон твердым, размашистым и одновременно очень четким почерком написал: "Мне показалось, что следует начать именно с этого отрывка. Может быть, я не прав, но я вижу, что камень действует на вас совсем не так, как на меня, и возможно, вы сможете рассказать мне об этом гораздо подробнее, чем я - вам".

Отредактировано Айрон Ригур (2014-11-15 23:52:06)

+5

4

Вместо ответа на вопрос Даверциан кивнула Марти, едва заметно… а когда юный Рысь говорил о поездке, с интересом и особым удовольствием уловила юношеский ажиотаж и азарт, которые приходили  к ней со словами воспитанника Ригура в ярких ароматах растертой меж пальцами листики мелиссы, разноцветье горных трав и нагретого солнца. Возможно – прибитой дождем пыли… совсем как в дальней дороге.  Совершенно разные и чистые в своей сути запахи. Так, наверно, пахнет открытие. Или приключение.
Девушка чуть склонила голову к плечу – она изучала жесты Марти и его манеру говорить, понимая, что в недалеком будущем этот достойный представитель своего клана займет подобающее ему место – дело осталось за буквально десятком лет. Допив содержимое кубка, Исабэль слегка промокнула губы салфеткой и поблагодарила мальчика за компанию.
До комнаты ее, конечно же, провели. Договорившись на вечерний обмен впечатлениями от Столицы и путешествий, Даверциан мягко улыбнулась племяннику Айрона и прикрыла за собой дверь.

… На тетрадку после пары-тройки прочтений заложенной Старшим Судьей страницы удобно расположившаяся за столом кареглазая смотрела долго. Затем перевела взгляд на кольцо. Покрутив ободок жестом, ставшим почти привычным, Исабэль потянула за металл – и вот уже он лежит на бумаге перед ней, посверкивая в косых солнечных лучах от высокого узковатого окна и разбрызгивая цветные зайчики от кроваво-красного камня.
Словно разом и всей своей силой на девушку обрушилась измотанность. Вместо будущего детального описания ей внезапно захотелось найти дону Элларию, которая еще, скорее всего, и не ждет свою подопечную так скоро, а также свободную и мягкую кровать… снять туфельки…

Бессонная ночь.
Эйзегар Ресст.
Инициация.
Заботливые пальцы Рыся – она чувствовала их теплоту.
Встреча с Лорелином, и его карий испытующий взгляд…

Упрямо поджатые губы темноволосой разомкнулись.
- Нет… ради него я смогла. И смогу.
Голос прозвучал так глухо и почти безжизненно, что Из и сама испугалась этого. Слегка резковатым жестом она подхватила с тетради ободок, надела, глубоко вдохнула от нового прилива сил и принялась за перо, аккуратно и очень ловко выводя бисерные буквы, вполне поддающиеся легкому чтению – навыки многих лет каллиграфии – и расположившиеся на следующей строчке после записки от Рыся.

«Вы правы, дон Айрон. По моим ощущениям, амулет не только придает мне физических сил, но вместе с этим точно пользуется целым спектром моих воспоминаний, эмоций и впечатлений, чтобы передать мне настроение или намерения того человека, с кем я беседую или нахожусь достаточно близко.
Признаться честно, как только Вы тогда в столовой передали мне кольцо, я сразу же «услышала» Вас»

Она замерла. Устремленный на бумагу янтарный взгляд потеплел – и даже тени под глазами не смогли это скрыть. Еще один выдох.

«К слову, Вы удивительно просты и близки в плане ментального осязания. Если бы я могла отождествлять вслух Вас с самой эссенцией спокойствия и справедливости – я бы так и сделала, но мне доступны только ароматы или гаммы запахов, с которыми я могу так или иначе ассоциировать все подвластные мне термины. Поэтому не сердитесь, если я отвечу, как именно «вижу» Вас, уже при встрече.
Если взять за пример будущего верховного князя Лисов, дона Лорелина, то по началу нашей с ним встречи в нем преобладала горечь, но затем я могла бы поклясться, что верх взяла надежда. Именно так.  Я более чем уверена, что сейчас он на пути домой… и я смогла хоть  как-то помочь ему. Мы смогли»

Исабэль чуть промокнула перо о специальный кусочек муслиновой ткани перед очередными фразами.
«До сих пор я не уловила ни одного целиком и полностью негативного аромата… и боюсь, что мне придется еще не раз поднатореть в этом искусстве, потому что оно слишком многообразно и таит в себе массу тонкостей. Искренне надеюсь, что Вы и в этом сможете мне помочь»

Отложив прибор для письма, Даверциан вновь потянулась к кольцу – теперь камень заиграл в ее пальцах, скатываясь с них на столешницу. Высвобожденная и какая-то надломленная пустота залила ее с головой. Вторую свободную руку девушка уложила вытянутой на столешницу, подальше от тетради… склонила голову к предплечью… расслабила шею в вороте высокого платья…

«Нет, нет… не смей… нельзя… Надень…»
В случае Из – ей было тяжелее вдвойне. Амулет не только помогал, он поддерживал ее настолько, насколько это было возможно, с учетом открывшейся способности. Но как только дочь мирового судьи успела выпустить из тонких пальцев  ограненный кабошоном камень…
«Исабэль… »

Мерно дышащей девушке снились густо-темные глаза. И веточки розмарина вместе с шипром, которые витиеватыми дымными клубами танцевали в огоньках.

+7

5

Айрон Ригур вернулся, как и обещал, к обеду. Узнав, что его новая подопечная ушла в отведенный ей кабинет, Рысь отдал плащ старому Вересту и отправился посмотреть, как идут ее дела.

Девушка спала. Кольцо лежало рядом, на столе. Айрон на мгновение почувствовал укол совести. Ему следовало учесть, что собственные силы Исабэль не так бесконечны, как у него, Рыся, ведущего относительно малоподвижный образ жизни. Но почти сразу он отбросил ненужные сейчас сожаления. Эта сторона использования амулета должна быть исследована точно так же, как и другие способности девушки. Нужно знать, насколько она в состоянии управлять тем, что теперь станет постоянно ее сопровождать.

Тем не менее, зрелище спящей Из умилило Айрона. Ему очень не хотелось будить свою ученицу, и пожалуй, можно было позволить ей поспать еще пол часика. Только в более удобном положении. Поэтому Рысь аккуратно забрал девушку со стула на руки, и отнес на софу, которая стояла тут же, у стены. Уложив свою ношу, Айрон присел на край ложа. Ему пришлось вытянуть покалеченную ногу, потому что софа была довольно низенькая, а несмотря на всю свою ловкость, Судье с трудом давались некоторые движения. Например, он не мог присесть на корточки, или опуститься на колени.

Сидя рядом с Исабэль, Айрон любовался ею, совершенно не смущаясь тех новых чувств, которые при этом испытывал. Рыси довольно просто смотрят на связи с представителями других кланов, и уж во всяком случае, не стесняются проявлять чувства, если им кто-то очень нравится. Положение декана и Старшего Судьи служило в данном случае бОльшим препятствием, чем клановая принадлежность. Но помыслы Ригура оставались чисты, он был не против любить эту юную особу чисто платонически, и дать ей все, что только мог, для того, чтобы в дальнейшем она заняла подобающее ей место в Ордене, или в Суде. Он мог довольствоваться малым, и испытывать удовольствие от успехов Исабэль и ее присутствия рядом с собой, больше ни на что не рассчитывая. Иное дело, что бы могла подумать о его чувствах сама Исабэль? Этого Ригур не знал.

Он прихватил вместе со своей ученицей и тетрадку со стола, и теперь раскрыл ее и прочитал то, что успела написать девушка. Кивнув вполне удовлетворенно, Рысь снова обратил свой взгляд на спящую юную особу, и не удержавшись, погладил ее по волосам своей широкой ладонью.

+5

6

… Огоньки разгорались, превращаясь в лица, но взгляд, все такой же темный, почти черный, никуда не делся. Разве что отступил, слился в толпе.
Танцуя со всеми желающими, Исабэль знала, что он все равно с ней. То ли изучающий, то ли одобряющий, особенно в изящные па менуэта, который всегда получался у Волчицы прекрасно. Первые несколько минут она станцевала с Каталиной, озорной и красивой настолько, что перехватывало дух… той самой шестнадцатилетней Линой, Огоньком. С яркими глазами и дерзковатой улыбкой.
Танцевали все. Большинство людей Из почему-то не знала, да и партнеры сменялись один за другим. Пространство расширилось и обрело очертания красивого зала, так похожего на дядюшкины апартаменты для приема и танцев. Орбадор. Словно ментальный ответ, в танец вступил Уно Геррес – девушка ответила реверансом, улыбаясь намного веселее и мягче. Волк лихо, точно и не носил всю жизнь клинок у пояса, вступил в танцевальный поединок, учтиво склонившись перед своей госпожой.
Их разнесло очередной сменой партнеров. Заозиравшейся Исабэль было неловко – она по-прежнему чувствовала взгляд Ригура, который становился словно тяжелее.
И вот тут-то ее перехватили жадноватые руки – пасс, второй, разворот… придерживая за талию, над ней, прогнувшейся назад, склонился еще один Волк. Правда, губа его была разбита и обагрена алым.
- Может, ты спросишь у отца еще пару секретов?
Если бы даже она разжала руки – ничего бы не изменилось, ибо он уверенно придерживал ее. Ресст, сменивший слегка побитый временем и дорогой кафтан на удобный, почти военный камзол, хищно улыбался ей – их лица разделяли какие-то дюймы.
Еще один пасс – и пара распрямляется. Обернувшись на вставших вокруг танцующих людей, иногда звучно хлопающих в ладони, Даверциан приметила в числе стоящих впереди отца. Дэвиан не аплодировал – его руки были заняты темной тонкой тетрадью черного цвета.
Поразительно знакомой тетрадью.
- Может, ты спросишь, красавица?..
Она замотала головой, возвращая почти ненавидящий взгляд к Эйзегару – но тот уже растворился в массе партнеров. Вместо него под свет огоньков вступила Дэйко, изрядно повзрослевшая и такая же изящная, как мадемуазель Блэкхилл.
- Эль, Эль, сухарик ты мой любимый! Давай, смелее… Ты ведь любишь танцы!
Вместо ответа Из вновь посмотрит в сторону родителя – но там увидит Ригура. И разомкнув руки, почти рванет к нему.
- Айрон…
Широкая ладонь Рыся останавливается на ее лице. Кареглазой кажется, что время останавливается, а весь мир вокруг растворяется в бликах огоньков, пока стихает музыка.

- Айрон…
Сон продолжается. Или нет?
Исабэль медленно раскрыла веки, а затем стряхнула с себя сновидение, чуть привставая. Тепло от его пальцев еще чувствовалось совсем близко, точно розмарин и шипр своими флюидами касались ее мгновениями назад.
Она осмотрелась – уже не за столом, но в той же комнате. И Ригур рядом. Солнечные блики почти игриво плясали по стенам отбрасываемые железом.
- Дон Айрон… простите меня. Я не хотела… Мне не следовало снимать кольцо. – Даверциан приподняла руку – то ли защищаясь, то ли оправдываясь, то ли просто изучая пальцы без ободка  металла. А затем посмотрела на Рыся. – Хорошо, что Вы пришли. Думаю, мне будет проще рассказать, что именно я чувствую под действием амулета.
«Спроси у отца про тетрадь…»
Она ощутимо вздрогнула.

+7

7

Ригур сидел вплотную к ней, поэтому ее дрожь сразу же почувствовал, и взял девушку за руку.

- Все хорошо, - успокоил он Исабэль. - Мы непременно поговорим, но тебе надо отдохнуть. Для первого раза ты потратила слишком много своих собственных сил. Но ты быстро научишься сохранять равновесие, чтобы не истощать себя, а лишь поддерживать при помощи амулета. Это важно, потому что в противном случае однажды, сняв кольцо, ты можешь попросту умереть от полного истощения, а я этого не хочу.

"Мне не хотелось бы терять не только такую чудесную ученицу, но и девушку, к которой я испытываю столь сильное влечение, - добавил он про себя. - Так что придется быть строгим".

- Сейчас я распоряжусь принести обед прямо сюда, и ты съешь все, что я тебе предложу, - продолжил он, глядя на Из спокойным, но настойчивым взглядом. - Мы часто недооцениваем простую пищу, которую получаем каждый день, а ведь это - тоже источник силы. Для нас жизненно важный источник. И чем больше мы расходуемся - тем больше должны восполнить. - Он улыбнулся. - Можешь полежать пока.

Он поднялся и подошел к двери. Позвав слугу, Ригур действительно дал ему задание принести обед в кабинет Исабэль, и передать его племянникам, что он встретится с ними немного позднее. Потом он вернулся назад, но сел уже не на край софы, а придвинул себе стул.

- Исабэль! Я хочу, чтобы ты еще кое о чем знала, прежде чем мы продолжим, - сказал он мягко. - Когда я встретил тебя в первый раз, на ночной улице, я понял, что между нами существует некоторая связь. Эту связь можно развить, чтобы иметь возможность понимать друг друга без слов. Но необходимо полное доверие. Я постараюсь не скрывать от тебя своих чувств, и мне бы хотелось, чтобы ты пообещала мне то же самое. Что за сон тебе приснился? Что тебя встревожило?

По обыкновению, Ригур не сделал никакого перехода от одной части своей речи к другой.

+6

8

Иногда, открыв сердце, можно почувствовать себя лучше.

Пожалуй, впервые в жизни после слишком яркого сна и ободряющих слов Айрона Волчица чувствовала себя так беззащитно и открыто, как давно изученная книга, – это она-то, привыкшая бесстрастно во всем находить точки равновесия, имя которым справедливость и спокойствие! Когда Ригур отошел к двери, чтобы приказать про обед (который,  к слову, был совершенно не лишним, ибо проснулась кареглазая изрядно проголодавшаяся, точно и не перекусывала до этого вовсе), девушка проводила его взглядом из-под вопросительно изогнутых бровей. Что, правда,  не помешало ей к моменту возвращения Айрона на стул честно попытаться взять себя в руки.

А вот последняя просьба Старшего Судьи откровенно ввела Даверциан в ступор. Через мгновение, как только Исабэль полностью осознала всю подоплеку фраз, она густо покраснела. И с этим невозможно было ничего поделать – кровь прилила к скулам так быстро и яростно, что ей стало дважды… трижды неловко. Великие Волки! Быть с ним откровенной! Да ведь ее тянет к нему как мотылька на пламя…

Помедлив, Из глубоко вдохнула перед согласным кивком – все та же свежесть розмарина, тяжеловатый оттенок шипра… и тонкая нотка теплого цитруса… как далекий в воспоминаниях первый восторг от привезенных с Бебетты крупных плодов. Сочная мякоть. Сладкий вкус.  Широко раскрыв глаза, дочь мирового судьи перехватила его внимательный и вместе с тем мягкий, ободряющий… по-прежнему волнующий ониксовый взгляд.

- Я… - Она едва не облизнула пересохшие губы – вместо это аккуратно опустила ножки вниз и села поудобнее на софе, ни в коем случае не забывая о приличиях. Краска, слава великим предкам, уже схлынула с щек. – Я расскажу Вам все… если эта связь настолько прочна  и даст Вам основания поверить мне.  - Темная масса волос качнулась в такт с головой – черепаховая заколка на затылке  после  сна держалась на честном слове.  – Мне снился отец. И сестра. И Эйзегар Ресст. И остальные…  Кто так или иначе присутствует в моей жизни.  – Теперь она поднесла к губам тыльную сторону узкой белой руки, точно тщательно обдумывая последующие слова. И только после этого вновь рискнула встретиться взглядом с Айроном. – Пожалуйста… пообещайте, что после рассказа не прогоните меня… и не откажетесь от наставничества. Прошу. – Ее губы дрогнули, а тонкие пальцы, порывисто перехватившие широкую, очерченную уверенными линиями скульптора ладонь Рыся, были почти лихорадочно горячи.

Только дождаться ответа Ригура в этот миг было свыше ее сил, поэтому мелодичные от разгорающегося контральто слова лились одно за другим:
- Мне кажется, что отец рассказывал мне не обо всем. Тот же случай с доном Лорелином Рейнольдом Третьим – я узнала о нем уже… в практике.

Она остановилась лишь на миг – то ли перевести дыхание, то ли снова успеть поймать волнующий ментальный аромат мужчины напротив.
- А еще я уверена, что отец вел записи о подобных делах… отдельно, не внося их в семейные архивы. Я бы даже могла его понять… - В ее горле отчаянно пересохло. – Таким образом, получается, что не только дело Лиса было скрыто… Неужели… - Контральто чуть надломилось. И лишь тепло ладони Айрона придавало сил продолжать. – Есть еще… инциденты? Ресст сказал мне во сне, - она чуть усмехнулась, точно сетуя сама на свои же фантазии, - чтобы я узнала о них. Вот же… вот же нелепость. – Белое лицо с высокими скулами опустилось – а затем вновь поднялось к собеседнику.

+7

9

Рысь покачал головой и чуть заметно улыбнулся. Хотя улыбка его относилась не к словам Исабэль. Скорее, он хотел ободрить девушку.

- Ну, во-первых, тебе не следует бояться, что я откажусь от наставничества, - начал он мягко. - Даже если ты сама захочешь отказаться от обучения, тебе придется очень постараться. чтобы меня переубедить. Во-вторых, доверять снам можно лишь отчасти, и эта часть весьма незначительна. Зачастую сны лишь смущают нас, но неспособны указать истину. В иных случаях они лишь напоминают нам то, о чем мы и сами знаем, но по каким-то причинам забыли. И лишь в исключительные моменты, может быть, один раз за всю жизнь, нам может явиться некое откровение, которое окажется по-настоящему важным.

Он встал и подошел к двери. Распахнув ее, он забрал у слуги поднос и сам занес его в комнату. Нельзя сказать, чтобы Ригур почувствовал запах, или даже услышал шаги. Он просто знал степень расторопности своих слуг, чтобы предугадать, в какой именно момент открыть двери.

- Что до твоего отца - безусловно, такие случаи были, - невозмутимо продолжил Айрон, подходя и ставя поднос на низенький столик, который он тут же придвинул к софе. - Ты сама об этом догадываешься. Но нужно сто раз подумать, прежде чем попытаться сейчас вытащить их из забвения. Подумай о том, что ваша встреча с господином Коррином была спонтанной, и вполне возможно, что само равновесие привело вас навстречу друг другу. Ни ты, ни он не делали попыток встретиться. Кто знает, захочет ли твой отец, или те люди, которые пострадали от него, ворошить прошлое. Если да - то ваша встреча в любом случае состоится. Если нет - стоит ли идти наперекор чьему-то желанию избежать этой встречи? Когда я говорил, что тебе предстоит исправить некоторые ошибки прошлого, я вовсе не подразумевал, что тебе самой нужно отыскивать эти ошибки. Некоторые из них сами тебя найдут в свое время. Точно так же, как нашел Лорелин Рейнольд Третий.

Рысь налил в большую чашку горячего и душистого брусничного напитка, который в его клане употребляли вместо чая. В него добавлялось несколько специй, и достаточно много сахара, который как известно, самый лучший восполнитель потраченной энергии. Поставив чашку перед Исабэль, Рысь позаботился и о том, чтобы на ее тарелке оказался сочный кусок тушеного мяса, горка овощей, и ломтик свежего хлеба. Полив мясо соусом, Рысь с улыбкой посмотрел на свою подопечную.

- Это все тебе надо съесть и выпить, - сказал он таким тоном, будто назначал важное задание. - Остальное на твое усмотрение, тут еще много чего припасено.

На подносе действительно уместилось еще несколько блюд и десерт.

+3

10

Есть вещи, которые нельзя контролировать. Битвы, которые нельзя выиграть. В конце концов, единственное, что у нас остается — это люди, которым мы верим.
Которые нам дороги.

Исабэль так сильно тронула забота судьи, что знаменитый даверцианский сухарик, как часто называла ее Дэйко, ощутимо размяк и расслабился… Дэянира оценила бы и  вторично порозовевшие скулы и заметно сбившееся дыхание старшей сестры, следившей за приближением Рыся, а на уставленный перед ней поднос девушка воззрилась так, точно это был диковинный подарок из той же Бебетты.

Вновь взглянув на Ригура теплым янтарным взглядом, Эль потянулась за низкой тарой. Оценила аромат и сделала пару осторожных глотков очень душистого напитка.

- Айрон, - его имя почти музыкой слетало с ее губ. И это было непозволительно  хорошо. Будоражаще. – Если Вы разделите со мной трапезу, я буду Вам очень признательна. Здесь достаточно для меня, более чем…  Я не смогу отпустить Вас просто так – ведь из-за меня Вы лишились обеда с племянниками.

«Да, вот «просто так»…» - довольно настойчивый голосок всплыл где-то в виске Волчицы. – «Ты еще признайся… признайся… почему ты так волнуешься».

Точно в противовес нежеланному (но все верно подмечающему) голоску, Из отпила еще пару глотков и отставила чашу. Ароматы пряного мяса и овощей манили и возбуждали аппетит, но она не торопилась. Она наслаждалась минутами такого единения, которые были для нее истинной роскошью. Время не поленится попозже забрать и внимание Ригура, и его все тот же пытливый темный взгляд… время приведет темноволосую к наверняка переживающей доне Элларии, а та заставит воспитанницу так или иначе заснуть и выспаться перед дальнейшими заданиями или поисками.
«Ты ведешь себя глупо… но ты ничего не можешь сделать, да, Эль?»

Приняв в пальцы ломтик хлеба, Даверциан почти задумчиво рассмотрела его со всех сторон. После вернула внимание к Рысю.
- Вы правы, Айрон.  Я не могу позволить себе поиски отцовских ошибок, если таковые еще имеются. У меня нет времени на их массовое исправление…
«Только не отводи взгляд… он придает мне сил»

- Но я могу хотя бы знать о них? Тот разговор сильно выбил меня из привычного ритма… - Контральто подразумевало инцидент с Лисом. – Просто я настолько привыкла доверять своему отцу, что мне сложно свыкнуться с мыслью о том, что он мог быть не прав. Понимаете? Если бы матушка… - Она чуть осеклась. Облик Розалин, с высоким чистым лбом, ясными глазами и мягкой, полной любви к отпрыскам, улыбкой встал на миг перед кареглазой. И омыл любящим теплом с головы до ног. Она почувствовала, как сильно соскучилась по матери. – Если бы не все обстоятельства, все звенья слишком сложной головоломки, меня бы не было здесь. Да? Точнее… все было бы иначе. Дон Лорелин стал бы верховным князем раньше… и вопрос о наследнике клана никогда бы не стоял так остро.

Отломив кусочек, Даверциан отправила его к губам, опуская замерший взгляд на точку рядом с чашей. Миг полного коллапса, а затем ее натура взяла верх – натура, полная сдержанного интереса и спокойствия, легко воспламеняемого огнем сдерживаемых эмоций.  Взяла верх и заставила поднять на Старшего Судью заискрившиеся глаза.

- А что если… что если среди тех случаев есть такой, что выведет нас на альянс? Что, если не только мой отец допускал ошибки? Что, если все судьи сталкивались с чем-то подобным… или некогда тоже приняли участие в этой мозаике? Мне бы найти эту тетрадь, - слишком много «что, если»… Исабэль сбивается, но ловит ниточку рассуждений, - ведь я знаю, о чем речь. – Пояснение для Ригура. – И в этом сне она была в руках моего отца – обычная тетрадь, без каких-либо обозначений и надписей на темном переплете. Несколько лет назад я всего один раз увидела ее на столе в отцовском кабинете. Но не посмела взять. – Она наколола на вилку тушеный ломтик то ли картофеля, то ли баклажана. Плод маслянисто поблескивал. – Мне кажется, это один из следов, что может хоть как-то приблизить нас к цели.

Отредактировано Исабэль Даверциан (2014-11-20 20:23:00)

+4

11

Айрон налил себе горячего напитка и посмотрел на Исабэль. Взгляд его оставался мягким и успокаивающим.

- Думаю, если такая тетрадь существует, она и сейчас у твоего отца, - сказал он задумчиво. - Что до ошибок - их порой допускают все судьи. Но ты напрасно думаешь, что если бы не твой отец - Лорелин Рейнольд Третий уже сейчас был бы князем. Скорее тут можно сказать: если бы Лорелин не сопротивлялся своему предназначению - он не попал бы в такую критическую ситуацию, и у него не было бы конфликта с твоим отцом.

Видеть причинно-следственную связь дано не каждому, это Ригур знал. Этому нужно было сознательно захотеть научиться. Тем более, что иные события кажутся совершенно не связанными друг с другом, а выводы мы порой делаем под влиянием наших личных симпатий или антипатий. Но если бы Ригур не был уверен в способностях Исабэль - он наверное не взялся бы за ее обучение. А он был уверен, и взялся. У девушки просто не хватало некоторого опыта, она только выходила в самостоятельную жизнь, и ей предстояло столкнуться еще с очень разными людьми, от которых раньше она была отгорожена своим отцом.

- Конечно, ты могла бы попросить у господина Даверциана его тетрадь, тем более если ты все равно о ней знаешь, - рассудил Рысь, присоединяясь к трапезе. - В Ордене есть почтовые голуби, которые доставляют послания господину Патрику Борегару - нашему третьему декану, в Азнавур. Через него письма могут очень быстро доходить до твоего отца. Тебе самой сейчас нет смысла возвращаться в столицу.

Он не договорил, потому что кто-то поскребся в дверь, и по этому осторожному звуку можно было заранее догадаться, что пришел Черный Лис Тимми.

- Войди, - позволил ему Ригур.

- Извините, леди! - Молодой Лис поклонился девушке. - Я хотел спросить, когда отправится погоня за Орсином? И позволите ли вы мне к ней присоединиться?

Для Тимми это было слишком важно, поэтому он рискнул явиться, когда его не звали.

- Тимми с его чутьем Лиса, конечно же, может оказать господину Вариаду большую услугу, - объяснил Айрон девушке. - Но он, к сожалению, очень молод и неопытен. Даже не знаю, как быть.

Лис неожиданно подошел и опустился на колени рядом с Исабэль.

- Вы ведь можете уговорить господина декана отпустить меня? - моляще произнес он, глядя пямо в лицо Исабэль.

Судья сохранил на лице серьезное выражение и ничем не выдал своей заинтересованности в том, чтобы посмотреть, как Из справится с ситуацией. Сам он уже почти смирился с тем, что придется отправить Тимми с экспедицией для розысков отступника.

+5

12

Поверьте мне, легче выбросить из кармана сотни монет, чем одну привязанность из сердца.
Особенно если она уже пустила корни.

Исабэль продегустировала мясо, прожевала кусочек и пристально посмотрела на Рыся. С интересом так. Что-то подсказывало Волчице, что она не заглянула дальше, куда следует, а до этого момента попросту топталась на месте.

- То есть… изначально сопротивлялся своему пути сам Лис. И эта цепочка, - темноволосая на миг отложила вилку, прокручивая указательными пальцами обеих тонких бледных рук невидимую гайку или шестеренку, - застопорилась еще до случая с арестом. Но почему дон Лорелин так упрямо был против… ведь у него было все… любимая супруга, ребенок… Мне кажется,  - она упрямо качнула головой, попутно незаметно для себя самой избавляясь от сползшей заколки, - все равно тот случай наложил свой отпечаток. Ведь теперь дону Лорелину необходимо начинать все практически с нуля… с ровного места. И ему понадобится немало сил и воли.

Еще кусочек. Очень вкусно готовят повара у Старшего Судьи. Вторично промокнув губы салфеткой, Исабэль потянулась к чаше, чтобы опустошить ее еще на несколько мелковатых глотков. Собственные силы подкрепить стоило – в этом Айрон был прав.

Отставив тару, девушка отломила ломоть хлеба для Айрона, про себя порадовавшись, что Рысь не отказался от ее предложения разделить обед. Темные пряди, более не сдерживаемые ничем, легко и  доверчиво облекли высокую белую шею в расстегнутом вороте и плечи в покрое светлого платья.

Пока тонкие пальцы аккуратно отщипывали еще теплую белую мякоть, один вьющийся локон спружинил на висок. Исабэль смахнула назад прядку, свободной рукой укладывая рядом с тарелкой Ригура заветный кусочек. Происходящее напомнило семейные трапезы, и кареглазая все чаще ловила себя на инстинктивном желании прикоснуться к руке или предплечью Рыся, предложить какое-то из блюд, самой подлить ему горячего и душистого напитка… просто сказать что-то для нее непривычно мягкое и ласковое. Волчица редко позволяла себе тактильность – только в случае полного доверия, предпочитая для всего прочего пристальное эмпирическое наблюдение и оценку.
«Прекращай… Он твой Учитель и Наставник. Что с тобой происходит, в конце концов?..»

На оправданную возможность задержаться, прозвучавшую в словах собеседника, у Даверциан благодарно заискрился взгляд, который она тут же опустила, не желая выдавать охвативших ее чувств. Понятное дело – перспективное обучение в Ордене требует ее непосредственного участия и присутствия, но теперь письмо попадет к отцу в разы быстрее, чем она планировала, и совесть не будет мучить дочь мирового судьи с особым пристрастием. Предусмотрительность декана не могла не воодушевлять. Помедлив, Из все-таки подняла глаза и кивнула.

- Насчет тетради… думаю, лучше просить ее при личной встрече. В письме подобная просьба прозвучит крайне странно. Тем более, что мне следует многое рассказать отцу…

А дальше, с появлением в комнате Лиса, все пошло совершенно не по плану. Кувырком. Почти упавший на колени возле софы Тимми значительно осложнил положение вещей – Исабэль не любила подобные вещи, ибо прекрасно осознавала, что людям они даются крайне тяжело.

Вместо ответа девушка поднялась и мягко протянула руки молодому человеку, точно забыв, что они находятся здесь не вдвоем.

- Встаньте, Тимми, прошу Вас!  - Она помедлила, скользя почти заботливым взглядом по лицу парня. – Не мне решать, присоединитесь ли Вы к этой погоне… Боюсь, что в этом случае верх берут мужские решения – дона Айрона и дона Войцека.

От глядящего на нее снизу вверх Тимми шли волны – живого интереса, азарта и желания помочь, смешанного с чем-то еще… Странный купаж – жгучий перец, амбра, пыльный мел и песок, словно с арен дяди Дориана, тяжелый вересковый цвет. Будоражащая до кончиков ногтей смесь. Тревожащая.

- Но Вы могли бы действительно быть очень полезны, тем более, что судьба по злой своей прихоти уже однажды свела Вас с Отрекшимся... – В этот миг Эль вновь прямо и изучающе посмотрела на Старшего Судью. И в карем взгляде промелькнула неприкрытая мольба… скорее даже, искреннее желание, которое можно было облечь в несколько простых слов. «Дайте ему шанс оправдать себя в своих же глазах, Айрон…»  - теперь Даверциан повернулась вполоборота к Рысю. – Дон Айрон, я более чем уверена, что дону Войцеку не помешает помощь Тимми. И так же могу быть уверена, что центурион присмотрит за ним. Пожалуйста… - Мягко-мягко. – Последнее слово за Вами.

+4

13

Рысь улыбался, вполне довольный. Ему нравилось начало новой истории, в процессе которой, если все участники проявят себя с лучшей стороны, они смогут сообща задержать отступника, справиться с неведомым альянсом и восстановить пошатнувшееся равновесие. Но все это было лишь в перспективе, которая, как известно, легко изменяется, стоит сделать неверный шаг. Поэтому Ригур удержался от предсказаний.

- Если господин Тимми пообещает, что будет во всем слушаться господина Вариада - я не стану препятствовать, - сказал он, и посмотрел теперь уже на молодого Лиса.

Тот согласно кивнул головой, может быть слишком поспешно, чтобы стопроцентно поверить его обещанию - но тут уже ничего нельзя было поделать. Каждый сам выбирает себе дорогу, и сам принимает решения.

- Я обещаю, - произнес Тимми, и через пару секунд кивнул уже более спокойно.

"По крайней мере, он осознает, что ему необходимо вверить себя чьему-то руководству", - подумал Айрон, и жестом отпустил Лиса. Тот поклонился Исабэль, поблагодарил ее - и живо ретировался из комнаты. А Рысь вернулся к прерванной трапезе.

- Что касается господина Лорелина, - вернулся он к предыдущему разговору, - то тут по большей части все зависит от него самого. И зависело. Это очень плохо, когда человек теряет связь со своим родом, и намеренно убегает от своего предназначения. Как правило, за это приходится жестоко платиться. Но Коррин заплатил уже за ошибку, которую совершил Лорелин Рейнольд Третий, и если удержится от дальнейшего сопротивления своей судьбе - у него все получится. Я в этом уверен. Что касается господина Даверциан...

Ригур задумался. Отношения между судьями разных кланов не всегда складывались легко и просто. Айрон Ригур не знал даже, как отнесется Дэвиан Даверциан к тому, что его дочь попала в обучение именно к нему, а не к декану Паскалю Эне, к примеру. "Жизнь покажет", - напомнил себе Ригур.

- Ты права, такие вещи лучше выяснять с глазу на глаз. Но если события пойдут так, как я предполагаю, ваша личная встреча может состояться очень не скоро. Но ты можешь пока взяться за пересмотр некоторых дел, которые напрямую твоего отца не касаются, но помогут разобраться в корнях того заговора, который имел место десять лет назад. Само собой, если пообещаешь мне, что прежде всего будешь учиться управлять собственными силами, - добавил Рысь в конце своей речи, и внимательно посмотрел на девушку.

"Ты мне слишком дорога, и я должен позаботиться прежде всего о тебе самой, - подумал он. - А всего остального ты добьешься, я уверен".

+3

14

Счастливы живущие, те, кто воистину живет, кто носит в себе крупицу надежды, из которой вырастет целый мир - мир надежды, новый мир, который будет лучше прежнего.

- Не уверена, что у меня будет особенное желание отвлечься от этого инцидента… Мне и самой хотелось бы разобраться, что именно произошло десять лет назад. В письме я задала кое-какие вопросы отцу… надеюсь, он ответит на них в ближайшее время, – Исабэль мягко и почти мимолетно улыбнулась собеседнику, точно погруженная в собственные мысли. Некоторое время затем повисла тишина – пока обедающие наслаждались блюдами.

Вернувшись к чаше с напитком, уровень которого был обновлен, девушка с затихающим интересом посмотрела на дверь, за которой скрылся молодой Лис, и сделала пару глотков.

- Я ведь не зря просила за Тимми, Айрон, - в контральто добавилась нотка тягучей задумчивости. Возможно, поэтому переход на имя без вежливой приставки обращения состоялся как-то сам собой… возможно, и не только поэтому. – Мне с детства внушали, что по пути следования правде или поиску истины необходимо идти до конца. Представьте разочарование Вашего воспитанника, который в одно прекрасное утро… завтрашнее, например, осознает, что колесо Фатума завершит свой бег без него. Что даже при условии, что Охотникам повезет и Орсин будет пойман, - отличительная черта Волчицы – говорить прямо и без стеснения – рядом с Рысем раскрывалась на все сто процентов, -  Тимми при этом не сможет посмотреть Отрекшемуся в лицо. Ведь окончательный вердикт и саму правду можно прочесть только во взгляде… не так ли? Орсин поймет это, когда… когда…

Она внезапно опустила чашу на столик и порывисто коснулась кончиками пальцев теплой тыльной стороны ладони декана.
- Вчера ночью я все-таки  сглупила… мне не следовало приходить к Черному Волку. – Кареглазая поймала темные глаза Старшего Судьи, все также восторгаясь их глубиной – даже в эту минуту. – Но я почувствовала его… страх. И ярость. Понимаете? Он «пах», - она пошевелила тонкими фалангами левой руки в воздухе, точно перебирала узорный атлас своей ленты для волос, - зверем. Диким лесом. Горьким сандалом. Дымом жженой листвы, в которой много ядовитых грибов…

Исабэль замолчала и покрутила кольцо на пальце правой руки, поглаживая  кончиками красный камень, что совершенно не стеснялся время от времени ловить косые послеполуденные солнечные лучи, окрашивать их в цвет свежей крови и щедро разбрызгивать по стенам.

- Извините… я увлеклась. – Она вновь скромно улыбнулась, возвращаясь к привычному спокойному тону.  – Вы не будете  против, если ближайшие пару часов я немного отдохну, а после примусь за следующее поручение? Попутно я бы завершила свои наблюдения по ментальному обонянию, воспользовавшись присутствием Волков, дона Вариада и доны Элларии
«И твоим…» Даверциан поймала себя на мысли, что купаж Рыся становится частью необходимого ей для дыхания воздуха. Розмарин и шипр -  как быстро она привыкла к их вкусу…

+5

15

Ригур едва заметно улыбнулся.

- Тебе непременно нужно отдохнуть, Исабэль, - согласился он. - На сегодня ты сделала больше, чем даже я ожидал от тебя. Давай закончим трапезу, и я провожу тебя к госпоже Элларии. Об остальном поговорим позднее. Пока тебе нужно копить силы, учиться управлять  камнем, наблюдать и делать выводы. Что касается твоей встречи с Ресстом...

Судья нахмурился, думая о чем-то своем, но почти сразу на лицо его вернулась та же легкая полуулыбка, которая придавала его лицу мягкое выражение.

- Думаю, что его дело мне следует довести до конца самому, но тебе придется при этом присутствовать. Правда, больше как свидетелю. Что конечно же не помешает тебе наблюдать и делать выводы, которыми мы потом поделимся.

Больше он ничего говорить не стал, посчитав, что нужно поберечь здоровье своей подопечной.

А Тимми после разрешения декана тут же отправился к господину Вариаду, и поставил того в известность, что поиски можно начать в любой момент, как только Волки будут к этому готовы. Сам Лис явно торопился, что было вполне объяснимо. Он понимал, что чем больше проходит времени - тем сложнее уловить след.

+2


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Обучение Исабэль Даверциан. Этап первый